АНОНИМНЫЙ БЛОГЕР: Поворотным моментом для меня стала трагедия в Одессе. Я понял, что идёт охота на ведьм, и ведьм уже начали сжигать.

АНОНИМНЫЙ БЛОГЕР: Поворотным моментом для меня стала трагедия в Одессе. Я понял, что идёт охота на ведьм, и ведьм уже начали сжигать.

Украинский блогер, скрывающий свое настоящее имя, пишет, как поменялись его взгляды со времен участия в Майдане, и почему он не желает участвовать в популярной забаве «кто не прыгнул – тот москаль».

Новостное агентство «Харьков» публикует материал с некоторыми сокращениями.

«Этот пост я пишу, выехав из Украины. Что-то подобное я собирался написать ещё в Киеве, но тогда ещё не выкристаллизовалась моя позиция, да и опасения были за своё будущее, за материальное положение и даже за жизнь…. Кто-то после прочтения может назвать меня трусом, и я не буду спорить. Бог вам судья. Но у меня семья, и моя работа зависит от публики, а публика в Украине сейчас на взводе и сильно радикализована….

 

Я когда выехал из Украины – как из воды вынырнул. Надышаться не мог жизнью, свободной жизнью без политиков, политических новостей и ненависти, повсеместной ненависти. А ведь я был на Майдане Независимости. … В общем, я принял революцию и в ней есть мой вклад. Но потом я стал задумываться….

 

Мне стало остро интересно – чего же мы хотим? Чего хочет наш маленький, но свободолюбивый народ? Не то, что говорим с трибун, или с экрана телевизора, и не то, что пишет наша пресса и публикует интернет, не то, что говорят наши политики, а – что нами движет? Что заставляет нас действовать, говорить, писать, спорить, требовать – погибать самим и убивать других? Что нас делает такими, какие мы есть? И что делает нашу Родину отличающейся от других государств?

 

Первые проблески понимания у меня возникли в тот день, когда я попал в толпу футбольных фанатов. В большинстве своём это были подростки и парни не старше 20-22 лет. Они прорвались в метро, крича, матерясь, задираясь. А потом я оказался в одном вагоне с ними. Нет, я воспринимал их как своих, не ощущая агрессии к себе с их стороны. А потом они принялись за известное мероприятие – вы знаете, какое. И тогда я впервые почувствовал насилие над собой. Я должен был подпрыгнуть с ними хотя бы пару раз, чтобы показать с какой стороны баррикад я нахожусь. А ведь я уже сделал свой выбор прежде. Но толпу не интересует добровольный выбор одной из своих частиц: толпа принуждает, толпа заставляет сделать этот выбор ещё раз и предъявить его в варварской, дикарской форме. Моя добровольность ей не в счёт. … В общем, мне не по нутру эти пляски Вуду. Ради чего мне, взрослому серьёзному человеку, опускаться до такого? Чтобы меня не считали москалём? Бред! …

 

Поворотным моментом для моего понимания стала трагедия в Одессе. Я понял, что идёт охота на ведьм, и ведьм уже начали сжигать. Их можно сжигать. Если прежде я представлял «москаляку» (которого на гиляку) как пьяного, небритого, грязного и злого мужика, то теперь увидел, что среди москалей и 50-летняя учительница Мария Ивановна, и молодой отец, ведущий своего сына в детский сад, и девушка, идущая на своё первое свидание – они все быдло, ватники, москали, и с ними можно делать всё что угодно нам.

 

Я вспомнил, как в одной из палаток на Майдане Независимости, во время самого разгара событий, висела карта, на которой наши активисты отмечали лояльные города. На этой карте часть Украины была отделена чертой и обозначена – «титушки». И в разговорах мы всегда восток не принимали в расчёт, как активный элемент. Мы хотели установить власть в Киеве, а дальше следовало начать очистку востока от всяких титушек. Мы чувствовали себя вершителями судеб, демиургами – а Харьков, Донецк и прочее, считали полем своей деятельности. И вот, я подошёл к главному…

 

Мы не допускаем мысли, что москали, кацапы, титушки… нет, назовём прямо – русские, равны нам. Для нас они быдло. Тупое быдло, рабы, ватники, орда, животные, насекомые. Мы не можем допустить мысли, что они могут иметь своё мнение, могут что-то решать. Это мы – люди, мы можем иметь мнение, планы, симпатии, а они на такое не способны. …Поэтому для нас совершенно неприемлема точка зрения, что в Донецке или в Луганске, быдлонаселение может по собственной инициативе сопротивляться власти, которую мы для них захватили. Допустим такую крамольную мысль, и придётся принять как факт то, что русские тоже способны организованно сопротивляться, биться насмерть по своей воле. Способны драться за свою свободу, за свои права, за своё будущее. Согласитесь – мы не можем допустить такую мысль. Поэтому мы упорно будем себе всегда доказывать, что это Путин или Янык направляет своих титушек, рабов, ватников, это Путин шлёт к нам чеченцев, которые терроризируют быдлонаселение востока. И чеченцам, кстати, тоже выгодна такая точка зрения. Поэтому они всячески легендируют своё участие, чтобы русские рабы не почувствовали себя свободными и способными к сопротивлению людьми. А ведь мы забываем, что ещё совсем недавно, в Харькове и Донецке не было вооружённых людей, а тысячные толпы захватывали администрации, по примеру нашего Майдана.

 

Нет, мы никогда не считали москалей людьми. … Сколько раз каждый из нас старался столкнуть русских с евреями, с кавказцами. Сколько комментов нами отправлено от имени «ванек», что хватит кормить Кавказ? Сколько раз мы их чурками называли? А чего добились? Кавказ у них так и остался, а Крым мы потеряли. Говорят ведь, не рой яму другому… …. Унизить их, выставить в чёрном свете – вот наша главная задача в интернете. Половина сетевой «российской оппозиции» — это мы, граждане Украины. Сейчас вот сын говорит, что у них (среди молодёжи) с подачи наших националистов такая инструкция пошла: если кто-то, из числа «сепаратистов», приводит в своём тексте украинскую речь без перевода, то надо ему написать коммент, в котором следует украинскую речь назвать «собачьей мовой» или что-то в этом роде. Я ему говорю: что же ты свой язык так ругать станешь? А он отвечает, что если пишет пост украинец, и получает такие ругательные комменты, то он обозлится на москалей и перейдёт на украинскую сторону. Такая вот война диваноидов.

 

В общем, мне кажется, что проистекает всё из нашего шовинизма, из оголтелого национализма. Мы считаем себя свободными людьми, а русских рабами и даже насекомыми. Ведь могли же договориться с востоком, а довели вон до чего. Мы ненавидим Путина, ненавидим русских, и не хотим, чтобы они на нас хоть как-то влияли, но теперь в наших министерствах сидят немцы, англичане, чехи, поляки и присматривают за нами как за детсадовцами. Ни хрена себе – свобода! Мы кушаем с руки американской дипломат-матершиницы булочки, а донецких считаем рабами. Мы хотим, чтобы Украина была единой, а американцы со своими секретными штуками, тепловизорами и прочей хренью, находят для наших хлопцев цели, среди наших же сограждан. Мы позволяем им отрабатывать свои технологии на донецких и луганских. Каково, а?

 

А смотрите, как Парашенка прошёл мимо падающего солдата. Ведь тот падал, когда наш презик ещё не минул его. Только ссутулился от страха и шаг прибавил. Не остановился, не помог. Прошёл мимо и всё! Конечно, он шёл к власти! Что ему какой-то солдат, простой человек? Спасибо, что ноги не вытер об хлопца. Сколько раз он так поступал, поднимаясь к вершине власти? Сколько раз он переступит через нас?

 

Так что, вся беда в нашем высокомерии. Мы отказываем части своих сограждан в их праве быть равными нам. Мы отказываем им в праве быть людьми. Мы готовы их убивать, но не договариваться с ними, чтобы они не возомнили о себе невесть что. Конечно, ведь они быдло, насекомые. Мы прекрасно понимаем, что Россия не примет к себе угольный восток. Потому-что ей не нужен уголь, а мы можем отказаться от него. И пойдут шахтёры стучать касками в Москву, а не в Киев. Мы могли бы договориться, но не можем себе такого позволить. Мы хотим уничтожить быдло, возомнившее себя людьми. Наши лидеры хотят полностью уничтожить лидеров сепаратистов, чтобы увеличить своё стадо. И Парашенка пользуется этим, наживая авторитет на крови. В том числе, и на крови участников Майдана. Мы ненавидим восточное быдло, титушек и пойдём на всё, чтобы растереть их в порошок, но не примем их за ровню.

 

Я не знаю, как мне теперь жить в Украине. Я не хотел бы уезжать, но, наверное, придётся. Поэтому я пишу не под своим именем. Иначе я не смогу продать квартиру, дом, иначе моей семье грозит опасность. Но я надеюсь, что понимание придёт и другим людям из числа интеллигенции. Ведь это не мы сделали революцию. Её сделали специально подготовленные люди, прошедшие подготовку в лагерях Литвы и Польши – люди с ненавистью в сердце. Её финансово-медийно обеспечили и направили люди из Америки и Европы – люди со своими интересами. А мы только легитимизовали её для мировой общественности. Наш ли это выбор? Если наш, то почему опять олигархи у власти, а в стране ненависть? Может хватить бесноваться и делать всё в пику кому-то, а сделаем что-то для себя? Может, для начала, начнём уважать других, и допустим мысль, что они не рабы и быдло – а люди? Люди – со своей судьбой, мечтами, правом на свободу и счастье. Общее счастье – одно на всю страну.

Елизавета Будько


122

Новости партнеров