После Майдана и Антимайдана: разрушенные семьи, разорванные связи

После Майдана и Антимайдана: разрушенные семьи, разорванные связи

Киев, 10 июня

Украинское общество не впервые переживает раскол, который проходит не только по площадям и митингам, но и по семьям, друзьям и коллективам. И если события 2004 года еще можно было расценивать, как фарс, то случившееся в 2013 и 2014 годах – настоящая трагедия.

Новостное агентство «Харьков» не собирало специально эти истории, они просто происходили вокруг нас, а мы их собрали и рассказали…

10

История № 1. Ирина, киевлянка.

Ирина – взрослая женщина: дочь-выпускница, собственный бизнес в Киеве, машина и поездки за границу, подруги и стабильная жизнь. Поэтому все были так удивлены, когда осенью прошлого года она вдруг обновила свой статус в социальных сетях на «Замужем». Дальше все, как обычно: поздравления, радость, немного зависти. В январе Ирина написала у себя на стене: «Прошу не спрашивать меня о том, почему человек, которого вы называете моим мужем, позволяет себе те или иные высказывания. Уже месяц, как мы развелись. Не сошлись взглядами, события в стране это продемонстрировали». В разгар февральских событий Ирина с подругами возила еду на Майдан, ее муж в это же время консультировал активистов, готовивших референдумы за федерализацию в стране. Но это был только первый звоночек…

1

История № 2. Виктор, родом из Макеевки, живет в Киеве.

Виктор с братьями приехал из Макеевки в Киев больше 10 лет назад. Завел семью, воспитывает двоих сыновей. Съемная квартира, поездки на отдых, спокойная, офисная работа с перспективами. Когда весь Киев бушевал митингами, Виктор уволился. «Не мог больше выносить эти разговоры в офисе о Майдане, европейских ценностях, баррикадах, избиении беркутовцев. Да, у меня другие взгляды, я считаю своим родным языком русский, считаю русских нашими братьями и отказываюсь считать Януковича вселенским злом. Просто взял и уволился, в одночасье. Жена очень боялась, что останемся без средств к существованию. Но я взрослый мужчина, деньги в семью всегда заработаю, но буду работать с людьми, которых считаю достойными партнерами», - говорит он.

2

История № 3. Дмитрий, родом из Мариуполя, живет в Харькове.

Дмитрий родом из Мариуполя, хотя уже много лет живет и работает в Харькове. Его девушка крымчанка, и каждые 3-4 недели ездит домой, в гости к тяжело болеющей матери. Дмитрия тяжело разговорить, но иногда его прорывает: «Я боюсь, что однажды она просто не вернется ко мне. Ее семья знает, что я не просто поддерживаю Евромайдан, но и много сделал для его продвижения в Харькове и в Украине. Между нами нет разногласий, мы вообще считаем, что если люди любят друг друга – между ними нет места политике. Но ее семья меня ненавидит за это, боюсь, что однажды они ее переубедят, и я потеряю человека, которого так сильно люблю».

3

История № 4. Пассажир поезда «Киев – Харьков».

«Нас было трое друзей, вместе еще со школы. Сейчас каждому под полтинник, столько вместе было пройдено – даже не пересказать. Они меня спасали, я их выручал. И все рухнуло. 2004 год еще как-то пережили, хотя чудом, а нынешнюю революцию не смогли. Они двое пошли баррикады строить, а я считаю, что мою родню в Донецке теперь по их вине бомбят. Для меня они теперь отвечают за то, что в стране война, и за георгиевскую ленту могут избить, унизить. Зачем они так делают? Не знаю. Говорят, что я пойму, что сильно ошибался. Но я еще в 2004 году уже все понял. Друзей жаль, но это Рубикон уже обратно не перейти», - делится наболевшим седеющий человек в хорошем костюме в поезде «Киев – Харьков».

4

История № 5. Катерина, студентка харьковского вуза, переехавшая во Львов.

«Мои родители из Енакиево, родня моего жениха – из Краматорска. Когда в Харькове начали проходить массовые акции Антимайдана, решили уезжать во Львов. Несколько раз, до начала активной фазы АТО, ездили к родителям, пытаясь объяснить им, увезти их оттуда. Увы, они не хотят с нами общаться. Говорят – наши дети стали бандеровцами, нам за вас стыдно. Как начали стрелять, переехали к нашей родне в Харьковской области, но с нами даже по телефону не говорят», - говорит Катерина, студентка одного из харьковских вузов. Она со своим молодым человеком уже перевелась в один из львовских вузов, сняли там квартиру. Пока им непонятно, когда удастся наладить отношения с родными, и удастся ли вообще.

5

История № 6. Ольга, мать 9-летнего Васи.

Ольга с мужем воспитывают девятилетнего сына. «Васенька обижается, что его перестали пускать в гости к его лучшему другу. А мне просто страшно! Вся семья этого мальчика ненавидит все русское, дома постоянно об этом разговоры. Вася приходит и начинает меня спрашивать – зачем у нас забрали Крым, зачем Путин хочет нас убить. Зачем мне нужно, чтобы сын это все слушал и впитывал, как губка? Но пока не могу ему объяснить, а мальчик страдает без друга», - рассказывает Ольга.

6

История № 7. Надежда Викторовна, из-за Майдана «потеряла» брата.

Надежда Викторовна на фоне майдановских распрей считает, что потеряла брата. «Он старше меня на 11 лет, живет и работает в Черновцах. Как началось все это брожение, старались как-то щадить друг друга, но как тут уже пощадишь. После очередного телефонного разговора он мне заявил, чтобы я уезжала в Россию, если мне так больше нравится, а ему больше не звонила. Даже на похоронах у родни не увиделись месяц назад – он мне говорит, что не хочет меня видеть, типа из-за таких как я в стране война», - плачет пожилая женщина.

7

История № 8. Леся и ее подруги, жительницы Харькова.

Леся и ее подруги считают себя полноценными участниками всех событий в стране. Когда в Харькове начались акции протеста, они, нанимая вскладчину по секрету от мужей няню – одну на пятерых детей, шли на шествия. «Мы здесь живем, это наш город, тут жить нашим детям. Мы не дадим принести к нам чуждые ценности, не позволим учить нас жить. Да, конечно, мы рисковали, и жизнью, и здоровьем. Но нельзя сидеть и спокойно смотреть на все, что происходит. Сейчас вот помогаем расселять беженцев, собираем благотворительную помощь. Было бы чуть больше времени – пошли бы санитарками в больницы, помогали бы вывозить людей с Донбасса», - перебивая друг друга говорят они.

8

История № 9. Лиля: «политика – не женское дело».

Лиля, слушая, как рушатся семьи и дружеские компании на фоне политических разногласий, считает, что интересоваться политикой – вообще не женского ума дело: «У меня отец избирался в сельсовет от Партии регионов, а мой нынешний молодой человек сторонник Майдана. И что? Мне от кого из них отказаться? У женщин слишком много забот, чтобы вникать во все эти политические распри. Это ж мужчине просто – сходил на работу, пришел, и можно разбираться, кто что сказал или сделал. А женщина целый день как белка в колесе – постирай, убери, приготовь три-четыре раза в день, ребенка приведи-забери, уроки с ним сделай, почитай. Когда мне вникать? Если бы можно было бы, и мужу бы запретила. Пусть лучше пойдет с ребенком погуляет, чем ерундой заниматься».

9

Сколько людей, столько мнений. Как сказала одна из участниц опроса: «В моем доме нет места войне. В нем живут, воспитывают детей, любят друг друга. А женились мы не на политике, а на друг друге». Но как быть, когда убеждения становятся сильнее любви?


297

Новости партнеров