ГЕННАДИЙ ВОЛКОВ: Солдаты на «восточном фронте» охраняют сами себя

ГЕННАДИЙ ВОЛКОВ: Солдаты на «восточном фронте» охраняют сами себя

Довелось намедни побывать на «восточном фронте», в расположении 51-й ОМБР украинской армии. Той самой, где недавно погибло от нападения неизвестно кого (предположительно сепаратистов) 17 солдат и ранено 30.
Из поездки привёз в основном гнетущие впечатления. Итак, вкратце.

Бригада количеством больше 4000 человек укомплектована представителями западных регионов, преимущественно жителями Волыни. Логика понятна: «западенцам» проще стрелять в ментально чуждых «східняків». Но это — на первый взгляд. Всё немного сложнее.
На блокпостах солдаты службу несут ооочень внимательно. Недавняя трагедия лучше всяких нотаций дала понять служивым, что уставы писаны кровью, и их жизнь — только в их руках. Насколько я заметил, бдительность на блокпостах — слово с большой буквы. НО: как признались в неформальной беседе бойцы, по большому счёту эти блокпосты до одного места: сепаратисты прекрасно объезжают их полевыми грунтовками и едут, куда им надо. «Мы сами себя охраняем».

Наш кортеж, который вели джипы с волынскими нардепами, привезшими своим землякам-военным бронежилеты и полезные гаджеты типа тепловизоров и биноклей ночного видения, сопровождал грузовик с охраной: отделение солдат и офицер. Как оказалось, никто из военных противника ещё не видел. «Обстрелянным» оказался их командир, причём обстреляли его свои же. С его слов, дело было так: группу военных послали встретить какого-то заблудившегося на УАЗе полковника. В месте, где он предположительно мог быть, поисковая группа действительно увидела стоящий на обочине армейский внедорожник. Но тут внезапно из придорожных зарослей показались люди в чёрных масках, камуфляжах и с автоматами. Поисковая группа, приняв их за сепаратистов, дала по газам. А те, в свою очередь, дали из автоматов по машине. Итог: водитель убит, один солдат ранен, а люди в масках оказались представителями батальона местной обороны. На место происшествия приехал в жопу пьяный прокурор, менты вообще отморозились. Со слов рассказчика, никакого наказания никто не понёс. Вот так вот воевать в одинаковой форме без знаков различий и одинаковым оружием.
Кстати, о форме. Даже одеть солдат у украинской армии нет возможности. Бойцы на блокпостах выглядят то ли мексиканскими повстанцами, то ли кавказскими моджахедами. Короче, неким полувоенным формированием в форме, состоящей из камуфляжей всех армий мира и гражданских шмоток. У многих форма сильно изношена и давно не стирана.

И тут мы плавно подходим к следующей теме. Я не собираюсь нагнетать, но из песни слова не выкинешь, а слова, которые солдаты попросили меня передать в Интернет, таковы: «нас здесь держат вопреки нашей воли в скотских условиях, мы обмануты всеми».

Во-первых, ни одного добровольца среди военных нет. Все мобилизованы, причём ощущение, что хватали всех без разбору.
Спрашиваю у волынского пацанчика с ментовским АКСУ (а вооружены все без исключения) — как тебя мобилизовали? — Вызвали в военкомат, сфотографировали, за 1 день сделали военный билет, потом в поезд — и в войска. Выдали автомат, патроны — и вот я здесь. Даже стрельнуть с него не дали.Спрашиваю: стоп, что значит «не стрелял?» Ты срочную служил? Отвечает: нет, не служил, я вообще в армии не был!

Человек автомат Калашникова и службу только в кино видел, а его хвать за шкирку — и в окопы Сталинграда! Вот оно, пушечное мясо незалежной Украины 21 века, которым заткнули дыру на «восточном фронте». Это какой-то сюр, вывих реальности! Новый 1941-й. Загребли даже студентов, не успевших окончить вузы, крестьян, которые стонут о брошенных полях, которые некому обрабатывать.
Кстати, механизированной эта бригада может считаться скорее условно. Если верить солдатам, громадное количество бронетехники, которую привезли и вывалили в чистом донецком поле, в основном неисправно и неспособно передвигаться. В это легко поверить, глядя на БМП и самоходки, которые последний раз красили, наверное, ещё до полёта Гагарина.

Условия, в которых вынуждены 2 месяца жить эти несчастные люди, наверное, подпадают под статью Женевской конвенции о жестоком обращении с военнопленными. Главная проблема — страшный дефицит воды. Ежедневно солдаты выполняют тяжёлую физическую работу, но помыться, постираться — тупо негде и не в чем. Какая там полевая баня, о чём вы! Им даже пить нечего: то, что им предлагают в качестве питьевой воды, можно увидеть на видео. Хорошо, хоть какая-никакая жратва есть. Но полевых кухонь, которые мы привыкли видеть на городских мероприятиях — нет ни одной!!! Пищу готовят на кострах или на блиндажных буржуйках образца 30-40 годов.

Древние брезентовые палатки протекают, как решето. Место для отдыха солдата — брошенный на голую землю грязный матрас. Какое там постельное бельё, какие там спальники! Примерно так ночуют бомжи в подвалах. Если бы была зима — то в таких условиях и до тифозных вшей недалеко.
Обещанной зарплаты контрактников — нет. Дали по 1300 грн за апрель, но эти деньги солдаты уже потратили в магазинах окрестных сёл на воду и хавчик. Выручает только «подогрев» из дому деньгами и продуктами. В целом, мобилизованные и их родственники уже сами потратились на своё пребывание в армии. А если учесть, что многие были единственными кормильцами своих неработающих жён с детьми — то можете сами вообразить их моральное состояние и боевой дух.

Отсюда неудивительно, что среди солдат — массовое пьянство. Мы попали в расположение бригады под вечер, провели там пару часов, и у меня буквально на глазах росло количество бухих людей в камуфляжах. У каждого из которых, напомню, автомат с боекомплектом. Офицеры это прекрасно видят, но бздят даже делать замечания, да и вообще предпочитают не трогать бойцов без особой необходимости. К счастью, нетрезвые воины не агрессивны, ибо пьют не для куража, а от тоски и безысходности.
Под этим тягостным впечатлением мы возвращались домой. В Днепропетровской области нас остановили на блокпосту с украинским флагом. Мужики в гражданском, но с калашами, чувствуя своё превосходство, сделали всё, чтобы окончательно испортить настроение. На сельском суржике они матерно и грубо приказывали предъявить документы, задавали идиотские вопросы типа «а шо это за тэлэкомпания? а хто ваш хазяин?».

В соседнем селе остановились перекусить. Поинтересовались у местных — что это за уроды на блокпосту (т.к. они даже отказались ответить — кого они представляют). Местные рассказали, что это какая-то из местных самооборон, что они уже за###ли весь район тем, что за проезд требуют 150 грн, а если денег нет — то заставляют петь гимн Украины.
Разительным контрастом было общение на блокпосте на въезде в Запорожье с донецкой трассы: мужики с ружьями в униформе и с шевронами, кажется, «Хортицкого полка» демонстрировали предельную бдительность, но общались вежливо и, убедившись, что мы не террористы, пожелали нам всего наилучшего, как хорошие друзья.

 

 

 

Дмитрий Майдан


152

Новости партнеров