Самооборона Севастополя. Рассказ участника

Самооборона Севастополя. Рассказ участника

В течение всего марта Крым защищали отряды самообороны. Защищали от так называемых «поездов дружбы», которыми полуострову не в шутку грозили боевики «Правого сектора», от любых провокаций, которые могли произойти в этой неспокойной ситуации, когда решалась судьба полуострова.

Целый месяц крымчане, проходя по привычным, прежде спокойным улицам, видели неровно выстроенные отряды, участники которых покидали свои дома и оставляли работу, чтобы обеспечить на своей земле порядок и безопасность. И когда жители Крыма узнавали среди новоиспеченных бойцов самообороны своих близких или просто знакомых, их сердца наполнялись гордостью и благодарностью к этим людям.

Рассказывает Андрей Ситников, руководитель общественной организации «Город Севастополь», участник крымской самообороны:

– Как только мы поняли, что события, которые начались в Киеве, а потом перекинулись в украинские регионы, вскоре дойдут и до нас, было решено объединяться. Ведь угрозы нашему городу, в частности, от националистов с Западной Украины, мы слышали неоднократно. И вот, 23 февраля я, наряду со многими севастопольцами, записался в самооборону.

Уже на следующий день, 24 февраля, поступил первый сигнал тревоги. Ко мне прибежала соседка с известием, что к командному пункту Черноморского флота России едет двадцать автобусов с «бандерлогами». Вместе с сыном я срочно выехал на машине, чтобы проверить это сообщение. К счастью, информация не подтвердилась, но стало понятно, что нам необходимо создавать нормальные блокпосты на подъездах к городу, о чем я сказал, выступая на митинге у Севастопольского Горсовета. В ночь с 25 на 26 февраля такие посты уже были организованы в селах Верхнесадовое, Гончарное, Терновка и на  Орловском мосту. В организации блокпостов и дальнейшем обеспечении их работы активное участие приняли байкеры клуба «Ночные волки». Ну а потом на блокпостах дежурили уже все мы подряд.

– Как люди организовались?

Собирались по звонку. Запись в самооборону была официальной – в штабе я получил бланки для заявлений, привез на блокпост фотографа из Дома Быта и прямо там, на фоне грузовика, блокирующего дорогу, мы фотографировали желающих присоединиться к отрядам самообороны для оформления документов.

27 февраля поступила информация, что на наш аэродром «Бельбек» планируют проникнуть боевики с майдана, что возможны несанкционированные взлеты и посадки самолетов. Долго не раздумывая, я сел в машину, по дороге обзвонил друзей и вскоре уже был на въезде в аэропорт.  Чтобы не допустить неразрешенные взлеты и посадки, идеальным вариантом, по общему мнению, было завести свои машины на взлетную полосу. Мы пробовали договориться об оказании помощи в защите аэродрома и взлетной полосы с руководством аэропорта и командиром авиабазы «Бельбек» Юлием Мамчуром. Но ни один из них своего согласия на это не дал.

К ночи приехали неизвестные вооруженные люди, которые разместились неподалеку от въезда в аэропорт. Мы заняли место немного поодаль – так появился наш блокпост «Бельбек».

– В СМИ писали, что «Бельбек» был захвачен. Это про вас?

– Думаю, журналисты писали про тех, кто был с оружием.  Они блокпост на Бельбеке буквально осаждали. За первые три дня представителей СМИ было не менее шестидесяти человек. Четверо из них, самые смелые, рискнули пробраться за наши заграждения, чтобы побеседовать с вооружёнными людьми. Разумеется, разговаривать с журналистами никто не собирался, потому, что провокаций с их стороны было достаточно. Вот и эти смельчаки при окрике «Стой! Назад!» тут же прятались за машины и разбегались в стороны.  Одна из киевских журналисток не скрывала своих негативных эмоций по отношению к нам. Я согласился рассказать ей о том, что мы – местные жители, из отряда самообороны, отвечал и на другие вопросы. Но объективные и честные ответы на её провокационные вопросы журналистку явно не устроили. Когда мы с ней прощались, я ей сказал: «До свиданья!», а в ответ услышал: «Желаю вам жизни».

– Самооборона стояла только на блокпостах?

– Нет, конечно.  В Севастополь ведут разные дороги – основные из них мы заняли. Но со стороны предгорных сел и Бахчисарая идет множество мелких дорог. Также незакрытой оставалась дорога со стороны Фронтового – в Советское время на ней стоял блокпост, но теперь там расположено  татарское кафе «Отаркой». Чтобы контролировать эти подходы, мы создали мобильные группы. Мобильная группа «Город Севастополь» была организована в кратчайший срок, в основном – из жителей Бельбекской долины. С первых же дней появились задержанные. Были, к примеру, непонятные социологи, которые якобы приехали проводить исследования. Также мы отслеживали машины, которые попадали в ориентировки.

– Кто-нибудь из жителей, не вошедших в отряды самообороны, вам помогал?

– Да все помогали! Например, нашей группе, помимо прочего, было поручено контролировать участок леса, по которому проходили линии электоро- и газоснабжения Севастополя. Нужно было осматривать этот участок, чтобы предотвратить террористические акты – если бы под опору подложили взрывчатку, на восстановление электроснабжения города ушло много бы времени. В охране этого участка нам активно помогал лесотехник Александр Муравей, а также другие специальные группы. Еще могу назвать  Максима Мишина, который возглавляет общественную организацию «Дорожный контроль», общественников радиостанции «Автоканал» – много было людей, которые готовы были противостоять бандитам.

– А как решался вопрос с транспортом? Выезжали только на своем?

–  Да, самообороновцы чаще использовали свою автотехнику. Могу привести пример: на блокпосту у села Фронтового дежурил Игорь Хомутов. Он же руководил мобильной группой. Так вот, Игорь самостоятельно переоснастил свой Land Cruiser таким образом, что проходимость машины значительно повысилась. У Игоря дед дошел до Берлина в сорок пятом. Когда 23 февраля все началось, Игорь объездил  весь Севастополь, чтобы найти свое место в рядах защитников города. Он тогда решил, что если не найдет никого, кто смог бы организовать людей, то будет оборонять наш славный город самостоятельно.

–  А много было случаев, когда ваши блокпосты действительно оказались необходимыми?

5 марта был установлен блок пост «Фронтовое», на который меня назначили старшим. Мне как начальнику выдали разрешение досматривать транспортные средства на предмет наличия оружия, взрывчатых веществ, запрещенных средств личной обороны, проверять документы водителей и пассажиров для недопущения проникновения террористических групп.

Там дежурили  жители окрестных сел, в основном – служивые люди, казаки Черноморской казачьей сотни, представители дружины «Рубеж», казаки Храмова. Блокпост был укреплен по всем канонам боевого искусства, но, несмотря на это некоторые лихачи пытались проехать без остановки. Мы научились их останавливать, находить у них спрятанное оружие и другие запрещенные к провозу предметы. Останавливали автобусы, досматривали всех, но особенно мужчин с большими сумками. Однажды у нас был особенно богатый «улов»: мы обнаружили сразу четырех человек с запрещёнными к провозу предметами. Я слышал, что в Севастополь пытались провезти взрывчатого вещества всего на 400 кг в тротиловом эквиваленте – не знаю, насколько уж точна эта информация.  Но если бы не наши отряды и блокпосты, думаю, попыток дестабилизировать обстановку или даже устроить в городе бойню было бы куда больше.

- 25 марта самооборона Севастополя была распущена?

- Верно. В общем-то, это был момент официального объявления об этом, а 22 марта председатель Координационного совета по организации Севастопольского городского управления по обеспечению жизнедеятельности города Алексей Чалый подписал распоряжение № 30 «О ликвидации блок-постов на въездах в город Севастополь».
Нашу работу оценили на высоком уровне – на этот раз своё дело мы сделали. Но мы всегда готовы защищать свой город.

А.Дайнеко

Дмитрий Майдан


428

Новости партнеров