Керри встретится с Лавровым: смогут ли политики определить, кто террорист, а кто нет?

Керри встретится с Лавровым: смогут ли политики определить, кто террорист, а кто нет?

Москва, 14 декабря.

Составление единого списка террористических и оппозиционных организаций в Сирии проблематично в первую очередь из-за того, что каждая группировка имеет зарубежных спонсоров. Никто не желает видеть своих протеже причисленными к террористам. Таково мнение политолога Виктора Олевича.

Глава Госдепартамента США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров недавно провели телефонные переговоры, итоговую «сверку часов», перед завтрашним визитом американского дипломата в Москву. Было ещё раз подтверждена необходимость создания единого списка террористических организаций, чтобы определить, какая из воюющих на территории Сирии фракций является экстремисткой, а какая просто принадлежит к числу оппозиционных. Также главы внешнеполитических ведомств сошлись на том, что необходимо соблюдать принцип консенсуса в Международной группе поддержки Сирии и "обеспечения участия в заседаниях всех ее членов".

Означает ли это, что США и Россия, наконец, близки к тому, чтобы достигнуть соглашения по сирийской проблеме и приступить совместными усилиями к урегулированию гражданской войны в стране? С этим вопросом редакция НА «Харьков» обратилась к политологу, эксперту по российско-американским отношениям Виктору Олевичу.

Виктор Олевич, политолог

Виктор Олевич, политолог

 «Цель, которой задались Москва и Вашингтон в связи с сирийским конфликтом, а именно - определить, какие группировки, действующие на территории страны, являются террористическими, а какие просто оппозиционными - до сих пор не достигнута по целому ряду причин. У каждой из сирийских группировок есть свои зарубежные спонсоры. У некоторых группировок – это Турция, у некоторых – Саудовская Аравия, Катар и другие монархии Персидского залива. Каждый спонсор, разумеется, желает, чтобы спонсируемые им группировки были названы оппозиционными, но не террористическими. Потому идёт переговорный процесс, но результата пока не видно», - заявляет Олевич.

Есть ли какая-то возможность, что все заинтересованные стороны в итоге придут к формулировке какого-то единого списка организаций, которые будут считаться террористическими?

«Да, такая вероятность есть, но для этого нужно больше времени. Для этого также нужно общее понимание того, как будет выглядеть Сирия после гражданской войны», - продолжает Виктор Олевич.

Пока такое взаимопонимание не достигнуто, поскольку каждая из великих держав, заинтересованных в судьбе региона, желает видеть это будущее по-разному. США и их ближневосточные союзники, прежде всего Саудовская Аравия, желают, чтобы правительство Башара Асада пало и было заменено суннитским режимом, лояльным как к Вашингтону, так и вышеупомянутым монархиям залива. Конечно, это также предполагает разрыв всех контактов с РФ и устранение её присутствия на Ближнем Востоке – изгнание её со средиземноморского побережья. Россия и её союзники, Иран и шиитский Ирак, со своей стороны, хотят, чтобы или администрация Асада или сменившее её правительство-преемник, во-первых, сохранило Сирию как многоконфессиональное секулярное государство, предотвратив тем суннитский погром против алавитского населения, а, во-вторых, продолжало исполнение всех договоров, заключённых с РФ и СССР прежде того.  Так, эксперт напоминает, что даже сам договор о военной помощи, согласно которому Россия сейчас оказывает помощь официальному Дамаску, был заключён некогда ещё во времена Советского союза.

«Потому рассчитывать на то, что в ближайшее время между США и Россией будет достигнута всеобъемлющая договорённость по выходу из сирийского кризиса не стоит. Позиции двух стран различаются. В некоторых моментах они противоположны. Можно ожидать определённого прогресса в деле совместной борьбы против ИГ. Тем не менее, по вопросу выхода из гражданской войны света в конце туннеля для сирийского народа и для Сирии пока не видно», - подводит итог Олевич.

Иван Верихов


970

Новости партнеров