ВМС Украины сократились до одного «Сагайдачного»

ВМС Украины сократились до одного «Сагайдачного»

Военно-морские силы Украины в прежнем их виде можно считать окончательно потерянными для страны. По большому счету, из крупных кораблей, имеющих реальное боевое значение, под украинским флагом остались только фрегат «Гетьман Сагайдачный» и большой десантный корабль «Константин Ольшанский», причем судьба последнего, запертого в Донузлаве, висит на волоске. Остальные корабли сменили флаги на Андреевские.

Из того, что осталось реально подконтрольно Украине, из 16 боевых кораблей прежнего состава военно-морских сил — лишь фрегат «Гетьман Сагайдачный» и немного плавучего металлолома, находящегося в Западной военно-морской базе (Практическая гавань Одесского порта). В озере Донузлав под флагом Украины остались БДК «Константин Ольшанский» и минный тральщик «Черкассы».

К этому также следует добавить сторожевые корабли и патрульные катера Морской охраны пограничной службы Украины, часть которых успела перебазироваться из Крыма в Одессу. Речь идет о 12 единицах из Севастопольского и Ялтинского отрядов Морской охраны, в число которых входили сторожевики «Григорий Куропятников» и «Николаев». Еще 11 боевых единиц Морской охраны Керченского отряда перешли из Крыма в Мариуполь на Азовском море.

Следует признать, что в условиях эскалации политического и военного кризиса в Крыму лишь командование пограничной Морской охраны смогло оценить обстановку и отдать приказ на перебазирование кораблей и катеров в Одессу и Мариуполь. И даже в такой обстановке часть сил в Балаклаве и Севастополе уже подверглась блокированию со стороны вооруженных сил России. Командование же Военно-морских сил Украины, сначала в лице отстраненного, фактически, за государственную измену контр-адмирала Дениса Березовского, а затем — контр-адмирала Сергея Гайдука, не смогли оперативно перебазировать на Одессу хотя бы те корабли, которые были способны выйти в открытое море.

В новых обстоятельствах следует ожидать существенного изменения роли военно-морских сил в общей структуре вооруженных сил и внешней политики страны. Главной задачей ВМС Украины как было, так и остается, причем еще и актуализируется, защита собственного побережья.

Во-первых, Украина фактически потеряла Крым с его базами, расположенными в центре Черного моря и позволяющими контролировать его полностью — кораблями, авиацией и даже береговыми ракетными комплексами. Также Украина потеряла при этом большую часть своей экономической зоны в Черном море и нефтегазоносный шельф Северного Причерноморья, инфраструктурно «завязанный» на побережье Крыма.

Во-вторых, морская граница Украины оказалась разорванной на два изолированных друг от друга участка — Северное Причерноморье от устья Дуная до устья Днепра и Каркинитского залива и Азовское побережье. Керченский пролив полностью контролируется Россией, и в случае обострения ситуации пограничные корабли и катера в Азовском море оказываются полностью изолированными. Кроме того, торговое судоходство в портах Азовского моря также оказывается зависимым от позиции России, а сами торговые суда будут вынуждены платить пошлины и другие сборы за проход Керченским проливом — и это не может не отразиться на работе металлургических предприятий Донбасса и угледобывающей отрасли, чья продукция традиционно вывозится морем через Мариуполь и Бердянск.

В-третьих, сокращение корабельного состава больше не дает возможности Украине принимать участие в международных акциях — учениях, антипиратских и антитеррористических операциях, демонстрационных походах и «визитах вежливости» за пределами Черного моря. Единственный крупный корабль «Гетьман Сагайдачный» теперь должен постоянно находиться на страже морской границы. Таким образом, если раньше отдельные корабли ВМС Украины регулярно появлялись в Средиземном море и даже в Индийском океане, то теперь операционная зона ВМСУ полностью сократилась до северной части Черного моря — треугольника с углами в устье Дуная, мысе Тарханкут и Одессе.

В таких обстоятельствах первостепенной задачей является скорейшее пополнение корабельного состава. Первым шагом в этом направлении может стать передача военно-морским силам пограничных сторожевых кораблей. Это 12 кораблей небольшого водоизмещения, имеющих легкое артиллерийское вооружение (76-мм или 30-мм автоматические пушки) и противолодочное вооружение из реактивных бомбометов или простых глубинных бомб. Ударного вооружения эти корабли не имеют, так как они изначально строились в советское время для КГБ с целью пограничной службы.

Не исключено, что Украина попытается каким-либо образом вернуть свои прежние корабли с помощью судебных исков. Возможно, что в этом ей будет оказана международная правовая помощь. Но шансы на успех подобной волокиты минимальны.

Наиболее оптимальным вариантом усиления ВМС является строительство кораблей на собственных верфях. В частности, для этого необходимо активизировать строительство заложенного еще в 2011 году корвета проекта 58250 водоизмещением более 2500 тонн, а также, наконец-то, начать строительство еще трех запланированных кораблей этого типа. Однако, даже в самых благоприятных условиях и при наличии достаточного финансирования, первый корвет может вступить в строй не ранее 2016-2017 гг., а другие — еще позже.

Поэтому вполне возможным и достаточно быстрым путем пополнения военно-морских сил может стать закупка подержанных кораблей в Западной Европе, США или других странах НАТО. По такому сценарию уже пошли черноморские «соседи» — Румыния, закупившая в 2011 г. два британских фрегата проекта 22 постройки конца 70-х и Болгария, которая в 2004-2008 гг. приобрела три бельгийских фрегата типа «Вилинген», построенных в середине 70-х. Закупка Украиной двух-трех боевых единиц класса «корвет» или «фрегат», позволит вывести ее военно-морские силы из нынешнего состояния глубокого кризиса и «протянуть время» до окончания строительства собственных корветов. Такие корабли могут поставить США в качестве военной помощи (списанные фрегаты класса «Оливер Х. Перри»), либо одна из европейских держав, скорее всего — Великобритания, которая издавна продает устаревшие и выводимые из состава флота боевые единицы другим странам.

Отдельно стоит вопрос относительно достройки ракетного крейсера «Украина», однотипного с флагманом российского Черноморского флота «Москва». С одной стороны, корпус, главные механизмы крейсера завершены более чем на 90%. С другой стороны, все его главное ракетное и артиллерийское вооружение, все электронные системы необходимо заказывать в России. Кроме того, необходимо учитывать, что основные конструкции крейсера уже более двух десятков лет законсервированы и попросту ветшают, а его электронное оснащение — это технологии еще 1980-х гг. Достройка такого корабля оказалась неактуальной даже для России в период относительно теплых отношений с Украиной в 2010-2013 гг. — именно по причинам моральной и физической устарелости крейсера. А Украине этот крейсер, созданный как «убийца авианосцев», не нужен и по стратегическим соображениям, да и в условиях нынешнего географического положения единственной базы в Одессе ему будет попросту негде развернуться в небольшом уголке Черного моря.

С точки зрения инфраструктуры Одесса вполне может принять как все наличные военно-морские силы, так и с перспективой их некоторого увеличения. Практическая гавань Одесского порта может вместить до пяти боевых кораблей среднего водоизмещения (до 5000 т), а также необходимое число малых кораблей и катеров. При СССР здесь базировался дивизион подводных лодок, в составе которого было более десятка субмарин. Правда, часть береговой инфраструктуры устарела и требует основательной реконструкции. Для ремонта кораблей есть Одесский судоремонтный завод, судоремонтный завод в Ильичевске, а также мощнейшие кораблестроительные заводы Николаева. Кроме того, отдельные корабли и катера могут базироваться на Очаков. Бывший начальник Одесского порта Николай Павлюк считает, что базировать боевые корабли можно, но с некоторыми оговорками: «Состояние их инфраструктуры – это засекреченная информация, но я со своей стороны могу сказать, что каналы для всех необходимых коммуникаций там есть. Думаю, что все это находится в загубленном состоянии, однако восстановить можно и даже нужно». А вот чего в Одессе нет — так это крупных складов боезапаса для боевых кораблей, причем размещать их в центре миллионного города весьма проблематично.

Кадровый вопрос при базировании флота в Одессе также вполне решаем. Вместо Севастопольской военно-морской академии, скорее всего, будет создан специальный военно-морской факультет в Одесской национальной морской академии. Ее ректор Михаил Миюсов уже подтвердил возможность создания такого факультета. А для размещения личного состава в городе пока что хватает казарм и других объектов, принадлежащих министерству обороны, хотя и расположенных не у самого моря.

Фото: Практическая гавань, в которой стоит фрегат «Гетьман Сагайдачный», несколько катеров ВМСУ, а также (в правом нижнем углу) — личный катер Брежнева.

А. Вельможко

Дмитрий Майдан


654

Новости партнеров