Перенджиев: «Донбасский синдром» сегодняшней Украине не одолеть

Перенджиев: «Донбасский синдром» сегодняшней Украине не одолеть

Донбасс, 9 декабря.

После возвращения бойца из зоны активных боевых действий, необходимо оказывать военнослужащему психологическую помощь, однако Украине не хватает специалистов, которые реально могли бы помочь военнослужащим. Их отсутствие заменяют психотропными веществами, которые только усугубляют положение. Такое мнение высказал военный эксперт Александр Перенджиев.

Главный психиатр Министерства обороны Олег Друзь заявил, что около 20% бойцов так называемой антитеррористической операции страдают от посттравматических стрессовых расстройств. По его словам, синдром развивается у солдат через три-шесть месяцев после психотравмирующей ситуации.

Олег Друзь: Украинский военный сам не понимает, что болен.

Олег Друзь: Украинский военный сам не понимает, что болен.

«У процентов пятнадцати, а то и двадцати, мы наблюдаем развитие посттравматического стрессового расстройства. Оно, как правило, развивается спустя 3-6 месяцев с момента психотравмирующей ситуации. Но не все военнослужащие обращаются за медицинской помощью. Поэтому, случается так, что военнослужащего отпускают в отпуск, либо он демобилизуется из рядов ВС по сроку службы, и как раз в это время начинаются симптомы. Бывает, что военнослужащий сам этого не понимает», - сообщил Друзь.

По словам психиатра, посттравматический синдром может длиться у солдата всю жизнь, если ничего не делать. Он отметил, что синдром может появиться даже у военнослужащего и через 30 лет после получения психологической травмы. Кроме того, по его словам, не смотря на то, что на территории Донбасса уже полтора года идёт война, точной статистики до сих пор нет.

«Каждый конкретный случай мы стараемся разбирать индивидуально. Как правило, бойцы сами не понимают, что с ними происходит. Это и есть главная беда. Их приводят к психологам родственники, родители, жены. Но если разговаривать с самими военнослужащим, то они, как правило, пытаются скрыть свои внутренние переживания. И это является пусковым механизмом: они доходят до отчаяния и пытаются изолироваться от окружающей среды. И, как правило, прежде всего, им приходит на ум мысль о суициде», — рассказал врач.

Читайте также: «Донбасский синдром» станет частью социальной жизни Украины

По словам Олега Друзя, механизмы преодоления симптомов посттравматического стрессового расстройства сейчас только разрабатываются на Украине. Он отметил, что украинские врачи с этим ещё не сталкивались.

«Мы не вели боевых действий и не имели возможности с такими военнослужащими общаться. Сегодня мы стараемся подключать все меры психологического, фармакологического и реабилитационного воздействия на военнослужащих», — резюмировал врач.

ВСУ

Многие солдаты украинской армии понимают, что участвуют в братоубийственной войне.

Напомним, что в конце октября министерство обороны Украины назвало количество самоубийств в Вооружённых силах. Так, за период с 2014 по 2015 год количество самоубийство украинских военных - 171 случай.

Напомним, что только вчера в одной из воинских частей Вооружённых сил Украины нашли труп 19-летнего Александра Ришентникова. Криминалисты и прокуроры сейчас исследуют все доказательства для выяснения причин смерти. Его нашли мёртвым с огнестрельным ранением, он нёс караул на обзорной башне и был вооружён боевым автоматом. Военная прокуратура не спешит с выводами, но пока отвергает самоубийство.

«Во время осмотра места происшествия не было обнаружено никаких документов или иных доказательств, которые бы свидетельствовали о самоубийстве этим военнослужащим. Не было найдено предсмертной записки. Опросом было также установлено, что не было оснований совершать самоубийство», - отметил военный прокурор Винницкого гарнизона, Михаил Козачук.

Военный эксперт, доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова Александр Перенджиев в беседе с корреспондентом НА «Харьков» рассказал, что участие в военных действиях требуют не только предварительной усиленной подготовки каждого военнослужащего в выполнении тактико-технических, стрелковых, физических и других упражнений в ходе боевой учебы. Необходима, отметил он, серьезная психологическая и морально-психологическая подготовка в целях повышения уровня психо-неврологической устойчивости каждого солдата, сержанта и офицера во время боевых действий. Эксперт заметил, что после возвращения с передовой военнослужащим должна оказываться не только медицинская, но и психологическая, а в некоторых случаях психотерапевтическая и психическая помощь.

«Поясню, что психологи - это специалисты, работающие с душевным состоянием еще здоровых людей. А психотерапевты и психиатры оказывают помощь людям с уже выявленными психическими отклонениями. Поэтому управление душевным состоянием военнослужащих до и после боевых действий относится к их морально-психологическому обеспечению. И, как я уже ранее пояснил, после выхода с поля боя бойцы, в случае выявления у них признаков душевного заболевания, отправляются на лечение к психотерапевтам и психиатрам», - рассказал эксперт.

Поэтому, заметил Перенджиев, для эффективного психологического обеспечения боевых действий требуются особо подготовленные специалисты - военные психологи, а также особая материально-техническая база и инфраструктура для проведения качественной психологической подготовки.

«Уверен, что в настоящее время в украинской армии ничего подобного - ни профессиональных военных психологов, ни соответствующий инфраструктуры по психологическому обеспечению боевых действий  - попросту нет. В системе военно-образовательных учреждений Украины подготовка этих специалистов давно сведена к нулю, а в практической военно-служебной деятельности военные психологи привлекались к выполнению не свойственных им задач, например таких, как старший машины, начальник караула, начальник патруля и так далее. Практически все психологическое обеспечение сводилось к отражению его на бумаге - в приказах, директивах, указаниях, но не практическому осуществлению на деле, что снижало значимость труда военных психологов, а деньги на психологическое обеспечение всегда выделялись по остаточному принципу или вообще не выделялись», - рассказал эксперт.

Таким образом, заметил Александр Перенджиев, в ВСУ практически полностью отсутствует такой вид военного управления, как управление морально-психологическим обеспечением вооруженных сил. Поэтому, отметил военный эксперт, военнослужащие не проходят полноценную психологическую подготовку.

«Зачастую она заменяется инъекцией в тело воина психотропных веществ, которые дают кратковременный эффект, но не только не избавляют от психических стрессов, а в конечном итоге в разы их усугубляют», - Перенджиев.

Читайте также: На Украине психиатрические клиники забиты бойцами АТО


1342

Новости партнеров