Иранская дружба с Россией, или Почему Франсуа Олланд пьет вино за обедом

Иранская дружба с Россией, или Почему Франсуа Олланд пьет вино за обедом

Тегеран, 23 ноября.

Сейчас иранские и российские войска вместе сражаются в Сирии против боевиков "Исламского государства". Насколько крепок наметившийся между двумя государствами союз? Получится ли у запада его разбить? По мнению востоковеда Бориса Подопригоры, сотрудничество между двумя странами будет продолжаться на всех уровнях: политическом, экономическом и военном.

Сегодня президент России Владимир Путин отбыл на проходящий в Иране Форум стран экспортёров газа (ФСЭГ ). Данную организацию часто называют новым «газовым ОПЕК». Всего в организацию входит 12 членов: Россия, Иран, Ливия, Катар, Египет, Боливия, Венесуэла и шесть стран-наблюдателей. Она была создана в 2001 году и в 2008 году, по инициативе России, приобрела статус полноформатной международной организации.

Конечно, перспективы экономического сотрудничества между членами ФСЭГ будут на повестке дня. Тем не менее, не секрет, что в кулуарах лидеры государств и представители энергетических ведомств обсудят также и политические вопросы. Из них самые главные вопросы – это проблема ИГ и сирийский кризис. Иран и Россия в данный момент действуют в Сирии в качестве военных союзников в рамках коалиции по уничтожению «Исламского государства».

Филипп Хэммонд

Филипп Хэммонд

Не удивительно также, что такое сотрудничество с некоторой опаской воспринимается на Западе. К примеру, министр иностранных дел Великобритании Филип Хэммонд прямо заявляет, что его страна намерена сделать всё, чтобы расстроить этот союз и, как он считает, на то имеются все шансы.

«Мы считаем, что есть некоторые трения между русскими и иранцами», - заявляет глава британского МИДа.

Действительно ли это так? С этим вопросом редакция НА «Харьков» обратилась к востоковеду Борису Подопригоре.

«И по посещению Ирана и по общению с послом Исламской Республики Иран в Москве я вынес ощущение, что Иран строит стратегическое партнёрство с Россией. Сегодня, на мой взгляд, Иран является одним из ведущих союзников России в регионе большого Ближнего и Среднего Востока. Я сознательно даже не говорю о Сирии – все мы знаем, что там происходит», - заявляет эксперт.

В этом смысле Иран, конечно, занимает особое место в международной политики России, делает вывод Подопригора. Речь идёт не только об экономическом сотрудничестве в рамках ФСЭГ, правительство Ирана старается построить единую политическую линию с Россией.

«Я также не исключаю, что за всем этим последует и военно-политическое взаимодействие, возможно, особо акцентированное на техническое сотрудничество. Под этим я имею в виду поставку российского оружия в Иран», - поясняет востоковед.

В последнее время, продолжает Борис Подопригора, Иран стал также проявлять ярко выраженный интерес к сотрудничеству и с российскими регионами. Прежде того, фактически, только Китай действовал в этом направлении.

«Если Ирану удастся заинтересовать российские регионы перспективой прямого взаимодействия, то, по моему мнению, это будет только способствовать практическому наполнению сотрудничества между двумя странами», - приводит свою точку зрения Подопригора.

Нынешний визит Путина в Иран будет первым с 2007 года.

Нынешний визит Путина в Иран будет первым с 2007 года.

Прежде всего, Иран заинтересован в сотрудничестве на региональном уровне с Московской областью и Республикой Татарстан. Также, Подопригора полагает, что, возможно, Карельской области получится заинтересовать иранскую сторону в поставках своего камня и судов. Речь может идти и о других регионах. В любом случае, то, что иранцы ищут контакта с Россией – это определённый факт.

«Несомненно, Иран будет пытаться выстраивать отношения и с Западом.  Между тем, Запад в данный момент подаёт в сторону Ирана очень смешанные сигналы. Достаточно вспомнить почти анекдотическую историю с отменой визита иранского президента в Париж. Ещё накануне терактов планировался такой визит, но французы настаивали на том, чтобы на официальном обеде было подано вино. Иранские протоколисты, естественно, не могли с этим согласиться и предложили вместо обеда провести официальный завтрак. Но это, в свою очередь, не соответствовало рангу президента страны. В результате визит был перенесён без обозначения следующих сроков. Сейчас этот эпизод достаточно подробно комментируется в Иране. Такое поведение, - в данном случае поведение Франции, - оставляет в Тегеране достаточно тягостное впечатление. Иранская сторона находится в полном изумлении: собирается ли Запад идти с ней на контакт или нет?» - резюмирует востоковед.

Иван Верихов


1976

Новости партнеров