Среди демобилизованных из зоны АТО участились случаи самоубийств

Среди демобилизованных из зоны АТО участились случаи самоубийств

Харьковская область, 16 ноября.

Среди украинских военнослужащих, демобилизованных из зоны АТО, участились случаи самоубийств.
Сами военные утверждают, что против них развернута кампания  по запугиванию и угрозам в соцсетях и через родственников. Правоохранители говорят об отсутствии состава преступления, а социальные психологи настаивают на скрытой агрессии в обществе.

Супруга и мать Алексея Н., военнослужащего из Купянска, обратились в райотдел милиции с заявлением о том, что их мужа и сына довели до самоубийства, около двух месяцев назад. Алексей был демобилизован в начале августа, вернулся домой без особых ранений, и планировал вернуться на работу охранника магазина.

«Вначале все шло хорошо, мы были рады, что он жив. И не хотели знать, что он делал на этой войне. Но потом увидели, что Алексей все чаще молчит, уходит по вечерам гулять в одиночестве, его мучали бессонница и кошмары», - рассказывает мать Алексея.

Бывший военнослужащий отказывался идти к психологу, не хотел даже уехать из города. И вот в середине сентября его нашли в сарае повешенным!

«Я не верю, что он это сделал сам. После его смерти я просмотрела его профиль «ВКонтакте» и нашла переписки с неизвестными людьми, которые писали ему о преступлениях украинских военных, присылали ему фото убитых в Донбассе детей. Они все называли его убийцей. Думаю, он просто не выдержал. Ведь до мобилизации он был неплохим человеком. Будь проклята эта война!», - плачет его жена, совсем молодая девушка.

Как нам стало известно, семье Алексея пришлось уехать из города - вслед за сообщениями в соцсетях последовали надписи на заборе и стенах дома, угрожающие записки в почтовых ящиках.

«Украинское общество сейчас напоминает закрытый крышкой паровой бак, который вот-вот взорвется. Чтобы не писали СМИ и соцсети, но после Майдана с каждым днем оно становится все более радикальным и осуждающим иную, отличную от большинства точку зрения. Мою 10-летнюю племянницу в школе за рассказ о поездке в Москву назвали сепаратисткой. Подругу оштрафовали на работе за то, что она читает российские сайты и в разговорах с коллегами осуждала мобилизацию. Следовательно, люди боятся критиковать власть, боятся бороться с тем, с чем они не согласны. Агрессия и внутренний протест копятся внутри общества, и дают крайне уродливые и странные проявления», - считает социальный психолог Ольга Комарницкая.

По ее мнению, не имея возможности изменить государственное устройство целиком, люди сводят счеты с отдельными его проявлениями.

«Я не оправдываю военных, радикалов или «добробатов», но меня как психолога больше пугает, что общество погружается в атмосферу внутренней агрессии и ненависти», - отметила Комарницкая.

По информации больницы скорой и неотложной помощи, в среднем в месяц к ним поступает около 10-15 человек, с подозрением на самоубийство. Если добавить к этому данные из районных больниц, по региону эта цифра вырастает до 50 человек в месяц. Из них минимум две трети военнослужащие. Как утверждают в общественных организациях, которые объединяют военнослужащих, таких случаев намного больше, просто о них предпочитают не говорить.

«Сколько бы журналисты не пытались убедить людей, что воюющие в Донбассе герои, на самом деле после возвращения домой они предмет ненависти. Не все в состоянии держать себя в руках, когда на их улице живет убийца. В Америке принято предупреждать людей, что рядом с ними живет насильник. Уверен, что через пару лет на домах военных будут везде такие же метки», - говорит Николай, пользователь соцсетей, который, по его утверждению, ведет кампанию против героизации украинских военных.

Инна Журавель.


966

Новости партнеров