АНТОН АЛЕКСЕЕВ: Где блокадное дно?

АНТОН АЛЕКСЕЕВ: Где блокадное дно?

За так называемой блокадой Крыма мне довелось наблюдать и внутри полуострова, и на Чонгарском перешейке, и с тыльной стороны «гражданской акции».

В самом Крыму я блокаду никак не почувствовал. Украинские товары там погоду не делали. Оставалось непонятным, с какого праздника случилось сезонное обострение у таких персонажей как Саша Сотник. Начало блокады этот российский блогер-журналист-активист сопровождал бодрыми реляциями о том, что картошка в Крыму подорожала до 70 рублей. Смердяковское зловоние его московских блогов доносилось до полуострова. К примеру, писал такое:  «Поднялся вой в родимом засортирье. Ах, какой этот Сотник фошызд! Он призывает украинцев отрубить электричество в Крыму! А там — люди! Там дети, женщины и старики! Подлинный фошызд!»

На поверку же оказалось, что Сотник никакой не «фошизд», а просто кретин. Стоило пройти 50 метров до ближайших феодосийских овощных раскладок, чтоб убедиться в этом. Я поинтересовался у татарки-продавщицы: «Правда, что у вас картошка уже по 70 рублей (25 гривен) продается?» Удивилась: «Кто сказал?!» Свой сомнительный «источник информации» я сдал без сожаления: Сотник. Девушка выдержала паузу, улыбаясь, переглянулась с соседкой, и выдала заключение: «Передайте Сотнику, что он дебил: сливу от картошки отличить не может». Картошку в Крыму на момент торжества московского прогрессирующего блогера можно было купить за 15-30 рублей (5-10 гривен).

Жлобские рассуждения сотников-теоретиков (на манер: «Пусть Путин вам воду возит и ЛЭП держит на своих могучих плечах») расходились с трезвыми прогнозами практиков. Примерно в те же дни, в начале так называемой гражданской блокады, глава Конфедерации независимых профсоюзов Украины Михаил Волынец предостерегал:

«Россия сейчас прокладывает кабель по дну Керченского пролива. Если они успеют сделать это к ноябрю, при первых морозах они начнут нас дрессировать. При сильных морозах они прекратят нам поставку газа, электроэнергии, угля, мазута, всего. И мы, возможно, будем на коленях ползти к Путину и просить: дайте газ и прочее. Кто за это будет отвечать? Есть власть или нет? Понимают ли государственные мужи сложность положения?»

Свидомые активисты "возводят" ограждения

Свидомые активисты "возводят" ограждения

Чем больше в информпространстве раздавалось радостных «экспертных» воплей о том, что не видать больше крымским «оккупантам» и «сепарам» украинской колбасы, тем бойче велась торговля у фирменных киосков мясокомбината «Дружба народов» (предприятие в Красногвардейском районе Крыма).

На рынке и в продуктовых магазинах Феодосии еще в сентябре можно было увидеть кондитерские изделия из Харькова, молочные продукты «Фанни» (Днепропетровская область), томатную пасту «Чумак» (Херсонская область)... Освободившееся место на прилавке будет заполнено феодосийской кондитеркой от «Белой акации», джанкойской молочкой, краснодарской томатной пастой. Кому стало хуже от блокады?

В прошлом году едва ли не каждый встречный "свидомый" вещал о необходимости перекрыть Северо-Крымский канал. Экс-крымчанин Андрей Сенченко (в 90-е годы — вице-премьер АРК; в марте 2014-го, при самозваном и.о. президента Турчинове, стал заместителем и.о. главы Администрации Президента Украины) настойчиво проталкивал идеи о водной и продуктовой блокаде Крыма. Его мечта сбывалась дважды. Крымчане оценили старания земляка...

Перекрытие Северо-Крымского канала обернулось в прошлом году большими проблемами для рисовых плантаций Красноперекопска. Но пострадали при этом и аграрии Херсонской области.

Нет худа без добра. В этом году для Феодосии и других проблемных населенных пунктов закачивали воду из недавно пробуренных скважин. В кои-то веки из крана потекла чистая вода. Спасибо Сенченко, «патриоту» Крыма.

Нынешняя продуктовая блокада, скорее, позабавила жителей полуострова, чем обеспокоила. Но можно только догадываться, как херсонские производители должны полюбить инициаторов этой «спецоперации» Джемилева и Чубарова (вкупе с киевским режимом, который им попустительствует)…

Так получается, что, как только национал-патриот пытается затянуть удавку на вражеском перешейке, — от излишней натуги опорная нога начинает скользить, а толчковая бьет по голове ни в чем не повинного соотечественника, украинского производителя. Весь этот татарский балет, все эти беспорядочные па на Чонгаре, Чаплынке и Каланчаке очень скоро стали выглядеть пусканием пыли в глаза… Когда пыль осела, вдруг выяснилось, что с начала октября, за неполные три недели, в Севастополь и Евпаторию завезены из Турции по морю около 400 тонн фруктов. И вот уже наиболее догадливых украинских садоводов терзают смутные сомнения: гарантированно ли то, что вожди "меджлиса", отлученные от Крыма, не имеют ничего общего с турецкими фруктами?

Крым Правый сектор

"Правый сектор" сложил укрепрайон

Поначалу организаторы блокады много говорили о приграничных торговых хабах, где украинские поставщики смогут продать товар. Дескать, там будут отовариваться проверенные люди с полуострова, чтоб доставить продукты прямиком на крымские рынки. Мол, всё направлено на то, чтоб на дешевых украинских товарах не наживались алчные "оккупанты". В такую благородную многоходовку верилось с трудом даже самому упоротому слушателю Джемилева и Чубарова. Их незатейливые речи, незамысловатые выражения их лиц прозрачно намекали на перспективу безвозмездного «отжатия» продуктов на нужды «активистов», осуществляющих героическую блокаду Крыма. Как только сотни фур, которым так и не удалось заехать на полуостров, повернули назад, — проект торговых хабов отсох за неимением товаров.

Постепенно изменилась риторика стратегов «гражданской блокады» и ее участников. На пабликах «Правого сектора» появились сообщения о работе «Оперативного штаба военно-политической операции «Блокада Крыма», о дронах аэроразведки над границей… То есть «гражданская блокада» исподволь превращалась в «военно-политическую операцию», хотя блокируемые об этом не очень догадывались.

Однако следует помнить, что организаторы акции не раз говорили о необходимости «энергетической блокады». Министр энергетики Украины Владимир Демчишин назвал эти заявления политиканством и шантажом. Но нельзя недооценивать угрозу. «Гражданские активисты» в камуфляже и их меджлисовские соратники давно и недвусмысленно косятся на линии электропередач. И сейчас Крыму важно до наступления зимы подготовиться к подобным «неожиданностям». Киевская власть может (как тот же министр энергетики) объявлять терроризмом действия «неизвестных», взрывающих электроопоры, — но при этом палец о палец не ударит, чтоб пресечь правовой беспредел, который происходит на подступах к Крыму.

Представители «Правого сектора» заявляли, что цель акции — довести экономику "оккупанта" до коллапса. Но вскоре стало понятно, что участники блокады способны разве что отдельных граждан, пересекающих границу, довести до белого каления, незаконно досматривая автомобили, шмоная личные вещи… К тому же «воины света» нашли себе еще одно достойное занятие: проверять всех проезжающих «на причастность к сепаратистским действиям».

Разумеется, ни турецкие фрукты, ни продукты из Краснодарского края, заменившие украинский товар, нисколько не приблизили экономический коллапс, о котором грезили «правосеки». Но организаторам блокады удалось усложнить жизнь тем людям, которые курсируют через границу в обоих направлениях.

С началом так называемой гражданской блокады Крыма автомобиль стал экстремальным видом транспорта по меркам Чонгарского перешейка. Пересекать границу на такси или в качестве попутчика — верный путь к приятному общению с какими-нибудь «правосеками» или "меджлисовцами", уполномочившими себя досматривать машину, вещи, изучать документы путешественника. Теперь более комфортным средством передвижения становится автобус: из Евпатории или Симферополя следуешь до российского пункта пропуска. Пешком переходишь границу. Нейтралку можно проехать маршруткой. А возле украинского пункта пропуска ожидает харьковский автобус, водителю которого переданы списки пассажиров, ехавших из Евпатории или Симферополя.

правый сектор блокирует протест против блокады крыма

Свидомые досматривают легковые автомобили

Дорожные разговоры… Пенсионерка из Донбасса, оглядываясь по сторонам, рассказывает соседке о том, на какие ухищрения приходится идти, чтоб получить собственную пенсию. Ее старший сын переехал к жене в Евпаторию, младший учится в Харькове. Женщине приходится странствовать между Евпаторией, Харьковом и пенсией… О боевых действиях и обстрелах рассказывает совсем тихо: впереди граница, мало ли что… Рядом — еще одна семья из Донбасса: здесь все разговоры о проблемах в ФМС. Дочь должна подсесть в Симферополе, где оформляла трудовой патент. Сейчас едут к родственникам, оставшимся на Украине.

Словоохотливая харьковчанка подключается к беседе: неразрешимых проблем не бывает… Она несколько лет назад вышла замуж за крымчанина, встретила свое 45-летие на полуострове. В прошлом году получила российский паспорт. Тогда же собралась ехать на материк — и обнаружила, что в украинском паспорте не вклеена фотография при достижении 45 лет. Отправилась в дорогу с проблемным украинским паспортом и еще более проблемным российским. Показала украинским пограничникам российский паспорт — сказали: «Спрячьте, мы этого не видели». Показала украинский паспорт без нужного фото — схватились за головы. Рассказала им о том, как 45-летие встречала в Крыму, как забыла своевременно вклеить фото, как несколько лет об этом не вспоминала, пока не пришлось ехать в Харьков, где теперь и надеется устранить «неполадку»… Спросили: «Чем вы думали?» Начала излагать историю своего замужества… Пограничники еще раз схватились за головы и решили, что проще на свой страх и риск эту тетку пропустить, чем пытаться дослушать ее до конца…

Собеседница резонно говорит харьковчанке: «Это в прошлом году погранцы пропустили. Сейчас бы — вряд ли». У пожилого мужчины, который, свесив голову, прислушивается к разговору, харьковчанка спрашивает, с каким паспортом он едет. Мужик — из тех, кто на один вопрос отвечает двумя: «А вы почему интересуетесь? Хотите пирожок с капустой?» У такого есть хатынка и в Крыму, и на материке; паспорт имеется и крымский, и украинский; и все точки, где продаются пирожки с капустой, ему известны — и в Симферополе, и в Джанкое…

Из блокадного Крыма я вез брют «Новый Свет» и вино завода «Солнечная Долина». Что это было с точки зрения блокирующих? Пэрэмога, ганьба или зрада?

Если бы я вывозил с полуострова последнюю бутылку брюта и последнюю бутылку вина, то это, безусловно, была бы пэрэмога. Но шампанское и вино в фирменных магазинах «Новый Свет» и «Солнечная Долина» даже не думали заканчиваться. Равно как и продукты на полуострове. Если бы я ввозил в Крым, к примеру, напиток «Киевского завода шампанских вин», то это была бы ганьба и зрада. И пришлось бы оставить бутылку в херсонской степи.

В общем, я вез из Крыма то, чего не водится теперь на Украине. Крымские брют и вино выглядели сущей насмешкой над участниками блокады, немым вопросом: а что и вы здесь делаете?

…Возле украинского пункта пропуска татары-таксисты обещают каждому встречному, прошедшему пограничный и таможенный контроль, что беспроблемно довезут до Новоалексеевки: «У нас с «Правым сектором» договоренность…» Пассажиры нашего автобуса никак не реагируют на такие надежные предложения. Таксисты удивлены, что никто не ведется: «Куда вы все направляетесь?!»

Новый водитель с табличкой «Евпатория—Харьков» встречает своих пассажиров. Не хватает двоих из списка. Кто-то слышал, как украинские пограничники завернули девушку с российским паспортом, полученным в Крыму. Ее спутник тоже вернулся с ней на полуостров. «Могли бы и вообще задержать…» — рассуждает всезнающий мужик (который с двумя паспортами и пирожками). Ему не терпится увидеть участников «гражданской блокады». «А когда «Правый сектор»?» — спрашивает у водителя. «А зачем он вам нужен? Высадить вас возле их «пионерского лагеря»?» — улыбается тот. Соседки гневно зыркают на мужика, который, вероятно, и «правосеков» готов угостить пирожком с капустой… Сообщают ему, что автобус никто досматривать не будет. Мужик явно раздосадован: Чонгар не оправдал ожиданий.

Водитель включает радио. Украинский эфир встречает путешественников рекламой горилки «Бандерiвська»…

После того, как торговые фуры развернулись и уехали с границы, основным объектом внимания «гражданских активистов» стали легковые автомобили. Можно изъять продукты питания у тех, кто следует в Крым. Можно задержать въезжающих на Украину крымчан с российскими паспортами — и сдать их в СБУ. Можно придраться к владельцу машины, обнаружив на украинских номерах следы от наклейки.

Всё это незаконно? Какие мелочи. Даром, что ли, Мустафа Джемилев стал завсегдатаем киевских правозащитных сборищ и «подиумных дискуссий», где сидит в президиуме рядом с председателем правления Украинской Хельсинской группы Е. Захаровым? Заручившись в столице поддержкой одного из самых главных правозащитников, можно и дальше подогревать «романтиков с большой дороги» и поощрять беззаконие на перешейке. В конце октября, во время такой «подиумной дискуссии» в компании с какими-то немецкими правозащитными деятелями Джемилев, не стесняясь соседства благодушных носителей европейских ценностей, вещал: «Теперь люди проезжают оттуда, из Крыма. Мы видим наглые физиономии этих сепаратистов, которые в своих машинах держат эту двуглавую чернобыльскую курицу, этого двуглавого орла, с таким наглым видом… Потому что они въезжают в демократическую страну, уверенные, что ничего не будет. И с ними ничего не происходит. И тогда можно понять людей, которые пришли с АТО, там стоят и какие-то позволяют себе не совсем демократические методы обращения». То есть, если перевести с джемилевского на человеческий язык: российский паспорт, предъявленный на границе, — это такая наглость, при виде которой людям в камуфляже (и с черт знает с какими полномочиями) не грех и поиздеваться над проезжающим: задержать, ограбить и т.п.

Казалось, что Джемилев со своими тирадами уже нащупал «блокадное» дно... Но через несколько дней на авансцену вышли не менее занятные персонажи. Функционер Одесского «Правого сектора» Варвара Черноиваненко высказалась: «Люди со слезами на глазах благодарят за блокаду». И, наверное, множеству херсонских аграриев захотелось эту забавную барышню обнять и плакать…

Но еще больше повеселил публику координатор блокады Ленур Ислямов: «Люди готовы на все лишения, лишь бы материковая Украина не забывала». Он проанонсировал «морскую блокаду» тех портов, откуда, по его сведению, поступают товары в Крым. Ислямов обещает, что будут созданы татарско-корсарские отряды, которые на малых судах устроят морскую блокаду Одессы, Херсона, Николаева и (внимание!) Турции… К сожалению, никто из журналистов, общавшихся с координатором, не поинтересовался у него, когда и где можно будет увидеть онлайн-трансляцию этого похода на Константинополь…

Антон Алексеев


4833

Новости партнеров