Ополченец Анархия: Я три раза под крупный обстрел попадал, но выжил

Ополченец Анархия: Я три раза под крупный обстрел попадал, но выжил

Донбасс, 22 сентября.

На территории независимых республик продолжаются боестолкновения между Вооружёнными силами Украины и армией Новороссии, в результате которых обе стороны несут значительные потери. «Перемирие» в Донбассе повисло.

Пока Донецкая и Луганская народные республики ждут наступления украинской армии, ополченец с позывным «Анархия», участвовавший в боях за донецкий аэропорт и получивший ранений в боях за Иловайск и Марьинку, в эксклюзивном интервью корреспонденту НА «Харьков» рассказал о том, как получил ранения, о боевых потерях и том, что побудило его пойти в ряды ополчения.

«У меня дед в своё время дошёл до Берлина. Скажем так, дедовские моральные устои мне больше по душе, чем фашистские. Тем более, нынешняя власть, которая есть в данном государстве, меня как-то не впечатляет», - рассказал ополченец.

- Ранения были?

- Самое первое ранение получил в прошлом году, в августе, когда произошел «Иловайский котёл». Скажем так, до конца «Иловайского котла» не дошёл, потому что получил ранение. Нас сдал местный житель, нашу позицию обстреляли, меня и ещё трёх товарищей накрыло миномётным обстрелом. Товарищи более-менее были целы, весь удар каким-то чудным образом пришёлся на меня. Мне посекло осколками всю правую сторону. Тогда я немного в госпитале полежал, сорвал гипс и поехал дальше воевать. То есть долго в этих учреждениях не задерживался. Поскольку, скажем так, сам проходил в части медицинскую службу и на сержантской должности шёл медбратом. Ну, и в части сидел крайне редко. Зачастую только на передовой бегал. Моё первое ранение было невкусным, несладким. Когда прилетело - не почувствовал. Приходы начались в госпитале.

- Как удалось победить в Иловайске?

- Украинская армия духом слаба. Оружия полно? Оружие может быть и у малолетнего ребёнка. Но если нет духа, то от оружия толку никакого.

- Как получил второе ранение?

- Второе ранение – Марьинка. Неудачно выполз в сторону, которую я лично видел, когда оттаскивал двоих человек. Выстрел был то ли с подствольника (подствольный гранатомёт, - ред.), то ли с АГС (автоматический гранатомёт станковый, - ред.). Мы нырнули все в окоп. Меня и так тогда контузило. Сам понимаешь, позывы рвотных масс, то да сё, пятое десятое. Я сначала думал, что просто подрал колени (ну, от прыжка в окоп, все дела), ничего страшного, а оказалось, что под коленную чашечку два осколка влезли. Они особо не беспокоили в первые две недели. Раны затянулись, тут побежали ещё на одну боевую и тогда уже колено подвело. Решили отправить меня на долечивание в амбулаторном режиме.

Анархия со своими товарищами в районе Марьинки

Боец Анархия со своими товарищами в районе Марьинки

- Что вообще произошло в Марьинке?

- По нам был дружественный залп (не по нам, по моим друзьям, которые в разведке были). Как нам пояснили, ждём арту (артиллерию, - ред.). Кто дал этот приказ? Как дали? Мы не знаем, мы - рядовой состав. Мы не генералы, нам сказали, мы идём. Тогда очень много людей полегло. У моего друга брат на руках умер. Зрелище совсем не прикольное, когда пацану 26 лет, а он седой. Полностью седой.

- Вернуться собираешься?

- Я – да. Подлечусь и опять на передовую. Тут сидеть не собираюсь. Да, у меня есть жена, детей пока нет, а раз пока детей нет, можно по перекопу прыгать.

Донецкий аэропорт. Анархия позади

Донецкий аэропорт. Анархия позади

- Я три раза под крупный обстрел попадал и выжил. В аэропорту (донецкий аэропорт, - ред.) воевал в свой День рождения. Командир части говорит: «Анархия, у тебя День рождения – ты в увольнение, остальной первый взвод по боевой в аэропорт». Я, конечно же, не согласился. Благо в ноябре мы ещё были ополчением, можно было сказать командиру, чтобы бы он «не гнал пургу». То есть можно было наплевать на приказ и пойти с пацанами в бой.

Илья Муромский


1386

Новости партнеров