ПЛАТОН БЕСЕДИН: Человек Слова должен говорить через сердце, дабы примирить Россию и Украину

ПЛАТОН БЕСЕДИН: Человек Слова должен говорить через сердце, дабы примирить Россию и Украину

Был на ежегодных писательских встречах в «Ясной поляне». Великое сильное место. Сакральное место, как принято говорить сегодня.

Обсуждали в том числе – конечно, как без этого? – тему Украины, Донбасса. Будоражит, расчёсывает умы данный кровоточащий вопрос. Колет сердца, ранит души. Он уже давно перерос контекст исключительно политики, став общечеловеческим, глобальным. Украинское противостояние переросло в российско-украинское, а после и в цивилизационное, изменив всю картину прежнего мира. Мир, каким мы его знали, умер.

Война, реальная война идёт сегодня. На Донбассе – гибридная или, используя термин Мари Кальдор, «новая». В мире же остальном – информационная, экономическая, социальная, политическая. Но главная война – это, конечно, война духовная, та, что грохочет и пылает в душах людей, где и проходит линия разделения между добром и злом. Каждый, по сути, делает выбор сегодня: с кем, за кого и против кого он идёт в бой.

И вот тут случается по-настоящему дьявольская подмена. Человека вынуждают сражаться не против истинного врага, но против фантома, миража, против наведённой тени, которую наделяют необходимыми атрибутами противника. Ассоциируют Украину, украинский народ с радикальной группой, управляющей ею. Болезнь сращивается со всем организмом.

И тогда человек бьёт, ведомый как бы праведным гневом, в этот фантом, надеясь его уничтожить, зло победить, но на деле попадает в самого себя, фактически совершая самоубийство. Украинец, стреляя в русского, ненавидя его, убивает себя. И наоборот.

Николай Гоголь, великий провидец, писал:

««Знаю только то, что никак не дал бы преимущества ни малороссу перед русским, ни русскому пред малороссом. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и как нарочно каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой – явный знак, что они должны пополнить одну другую».

Всё верно, Россия и Украина – части единого целого, и, уничтожая одну, мы автоматически лишаем жизни другую. Ибо это сцепленное, взаимосвязанное существование.

Однако главная трагедия такова, что маркированность, камуфлированность зла намертво прилепляет его к носителю. Так сложно, а для многих почти невозможно, расщепить, обособить его. Нет, оно спаяно с тем, кого пожирает. И часто борец с чудовищами, теряющий здравый смысл и всё больше сжираемый жаждой мести, сам превращается в чудовище.

Тем важнее роль, миссия писателя – или, расширяя, человека Слова – сегодня. Он должен уметь отделить зло, должен подарить миру образ здравых словес, который невозможен без вдумчивого препарирования текущих процессов. Писатель тут важен как никто другой: ему дано чудо вербализировать и тем самым менять происходящее.

Однако и он – подчас прежде других – поражается чумой воинственной декларативности. От него требуют выбрать один из «двух стульев», и он делает это, превращаясь из Ариадны, дающей спасительную, путеводную нить, в Минотавра, строящего лабиринт.

Но фокус в том, что плесень нетерпимости, агрессии, злобы поразила и первый, и второй стул. Их возможная чистота зависит сугубо от желания, парадигмы смотрящего, но не от сути вещей. Садящийся на каждый из двух этих стульев так или иначе встречается с заразой, потому что ей, в общем-то, всё равно, под каким флагом, лозунгом, партией, отрядом существовать. Зло остаётся злом по самой своей сущности.

И задача писателя, человека Слова (первоначального Логоса) выкорчевать его независимо от пристрастий. Создать третий стул, где найдут прибежище переселенцы двух сторон. Утешить, осмыслить, дать ответы – вот путь, который возможен только при равноудалении от двух сторон в контексте противления общему злу и служения идее всемирного созидания.

Неслучайно я начал данный текст с упоминания «Ясной поляны». Её сердце, Лев Николаевич Толстой, выступал против любой войны, но в то же время был русским офицером и патриотом. А его ученик Махатма Ганди открыто обращался к Гитлеру и противостоял распри индийцев и британцев.

Они говорили через сердце, слышали через сердце. И это во многом тот диалог, который должен начинать человек Слова сегодня. Начинать, чтобы соединить вместе в первозданном виде изначально неразделяемое, но на данный момент разделённое.

Платон Беседин, писатель и публицист


4097

Новости партнеров