Ополченец: В Дебальцево почти не было стрелковых боёв, всё решала артиллерия

Ополченец: В Дебальцево почти не было стрелковых боёв, всё решала артиллерия

Донбасс, 9 сентября.

Война на территории зоны так называемой антитеррористической операции продолжается, локальные боестолкновения возникают практически каждый день.

Заместитель командира бригады «Призрак» по тыловому обеспечению Алексей Марков рассказал, как попал в ополчение. Он -  российский доброволец. Решение отправиться в Донбасс принял после того, как прочитал в Интернете восторженные отзывы украинских граждан о событиях 2 мая в Одессе, где полсотни человек были сожжены заживо, замучены, убиты.

- Вы профессиональный военный?

- Нет, никогда не приходилось воевать, не считая учебки в универе. Навыков нет.

- Вы гражданский?

- Абсолютно. Я приехал сюда не воевать, а помогать.

- За те десять месяцев, что вы здесь, ситуация улучшилась?

- На мой взгляд ситуация ухудшилась. Потому что эти десять месяцев были во многом упущены в плане пропаганды с нашей стороны. Если, скажем, год назад была очень чёткая дифференциация: с украинской стороны шёл жуткий вал самой низкопробной пропаганды, а с нашей стороны - достаточно взвешенные оценки и достаточно правдоподобная информация, то сейчас ситуация во многом выравнялась. Если украинская сторона достигает новых «высот» в плане выдумывания самой дурно-пахнущей чуши, то наша сторона во многом их догоняет. Это было заметно на примере Дебальцево. Пока мы бились лбом о хорошо укреплённый город, в СМИ мы шесть раз его окружили, три раза взяли штурмом, а толпы укропов сдались нам в плен. Мы в это время ещё ломаемся на подходах и, конечно, это было мало приятно.

- По потерям в Дебальцево можете назвать приблизительную цифру?

- Приблизительно никто не скажет. Потому что тех украинских военных, которых находили погибшими, мы хоронили. Место обозначали и потом передавали метки на ту сторону, либо передавали сами тела.

ыфв

Марков: Пока мы бились лбом о хорошо укреплённый город, в СМИ мы шесть раз окружили Дебальцево, три раза взяли штурмом.

- Учёт не вёлся?

- Во время таких событий меньше всего думаешь о том, чтобы считать трупы врагов. Это в СМИ, наверное, очень популярная тема. А там нашли, собрали, стащили, наши закопали, веточку поставили и всё. В одном месте 23 тела собрали, а сколько всего в сумме я не знаю. Даже не интересовался. Как правило, все тела мы передавали украинской стороне. Пленных было немного, я лично отвозил одного капитана в штаб корпуса. Сколько их всего было я не знаю.

"Надо понимать, что в Дебальцево стрелковых боёв не было, там работала артиллерия и бронетехника. Они стирали 8 марта в порошок, мы пытались подавить их контрбатарейным огнём. То есть до прямых столкновений дело доходило очень редко. В основном погибали в результате артиллерийских обстрелов, расстрелов колонны и так далее. Поэтому я не думаю, что там могли быть тысячи военнопленных. Мы бы их заметили. Во многом украинские военные успели уйти из Дебальцево. Те, кто не смог уйти, говорили, что их просто никто не предупредил. Многие погибшие и попавшие в плен просто не знали, что сзади и спереди уже никого не было. С той стороны присутствовал заметный элемент бардака и неразберихи. Колонну, которую мы расстреляли на 8 марта, они просто пытались выехать на Дебальцево, свернули не там и вышли прямо на наш блокпост", - отметил заместитель командира бригады «Призрак» по тыловому обеспечению Алексей Марков.

Илья Муромский


853

Новости партнеров