Хождение по мукам, или Что ждет украинского беженца в коридорах ФМС

Хождение по мукам, или Что ждет украинского беженца в коридорах ФМС

Москва. 31 июля.

По неофициальным данным, сегодня в России более двух с половиной миллионов вынужденных переселенцев с Украины. О хождениях по мукам по коридорам ФМС «понаехавших» и «понабежавших» рассказала координатор движения «Матери Украины» Галина Запорожцева.

Галина была вынужден покинуть Киев после политическим соображениям. За правозащитную деятельность на территории Украины она была включена в так называемые «расстрельные списки», опубликованные на сайте «Миротворец». Включенные в них ранее депутат Верховной Рады Олег Калашников и писатель Олесь Бузина были убиты у подъездов своих домов в апреле этого года. Тогда Запорожцева и приняла нелегкое для себя решение покинуть Украину. Сейчас она проживает в Москве и как все «понаехавшие» пытается легализоваться.

Запорожцева6«Сейчас я очень подробно изучаю нормативную базу. Тем более, что льготные условия получения регистрации гражданами Украины действуют лишь до 1 августа 2015 года. Упрощенный режим был введен РФ в августе 2014 года, когда хлынул основной поток беженцев с Донбасса. Тем не менее все, кто приехал из Украины в Россию в это время, смогли зарегистрироваться по такой схеме. Потом было устное разъяснение ФМС, что льготные условия распространяются лишь на жителей Донецка и Луганска», — пояснила Запорожцева.

Понаехали тут…

По словам правозащитницы, она уже имела счастья лично убедиться в том, как работает российская миграционная служба. И ситуация, по ее словам, сильно огорчила.

«Должна заметить, что ФМС России работает отвратительно. Когда человек приходит в миграционную службу, он попадает в дикие очереди. Это действительно так, я видела все своими глазами. Сотрудники службы не всегда дружелюбны. Хотя это вполне объяснимо. За последние полтора года в Россию от войны и от сумы бежали 2,6 млн украинцев. А если учесть, что и до этого 3 млн моих соотечественников были здесь на заработках, а затем попытались себя легализовать, то раздражение работников ФМС становится объяснимым. Ведь на них идет вал документов, причем за ту же зарплату и при том же штате. Они испытывают естественное раздражение. И это раздражение они переносят на «понаехавших» украинцев», — рассказала правозащитница.

Запорожцева также отметила, что в России достаточно «драконовская» законодательная база.

«Как мне рассказывали сотрудники ФМС, существует негласные указания, которые даются сотрудникам ведомства на специально проводимых совещаниях. Нам, то бишь «понаехавшим», эти указания, не прописанные в законодательстве, не известны, что создает определенные проблемы. Отмечу сразу, что статус беженца, прописанный в законе, никому не дают, поскольку он предполагает получение пособия. Дают только временное убежище. При этом украинский паспорт у человека отбирают, а взамен выдают удостоверение с фотографией и печатью», — разъяснила правозащитница.

После получения убежища приехавшие в Россию украинцы подают документы на так называемое РВП (разрешение на временное проживание). Процедура его получения, по словам Запорожцевой, очень длительная: нужно представить увесистый пакет документов, предварительно переведя их с украинского на русский язык, сдать экзамены и пройти медицинское освидетельствование. За все это, естественно, нужно платить. Кроме того, это подразумевает под собой стояние в километровых очередях и ночные дежурства с номерочками на руке.

«Резиновые» квартиры 

Вторая проблема, по словам Запорожцевой, это то, что нужно жить и работать там, где зарегистрировался. При этом через определенный срок нужно приходить отмечаться в ФМС. Иными словами, если человек, получивший временное убежище, зарегистрироваля в Нижнем Новгороде, то работать в Москве он уже не сможет.

При этом, отметила правозащитница, когда приехавшие в Россию украинцы обращаются в ФМС с просьбой направить их туда, где они могут не только получить временное убежище и РВП, но и найти работу, их зачастую направляют в те регионы, где этой самой работы нет. Причем нет даже для местных жителей.

«Приехавшие украинцы становятся конкурентами местным жителям, что вызывает раздражение у последних. Мол, понаехали тут. И такая политика вбивает клин между нашими братскими народами», — подчеркнула она.

Чтобы избежать стояния в очередях и не остаться без паспорта, есть другой путь – покупка патента.

«Продажа патентов очень выгодна ФМС и в ведомстве делают все, чтобы мигранты шли именно по этому пути. При покупке патента всех автоматически регистрируют. В противном случае регистрация также становится проблемой, поскольку для этого нужно найти человека, который бы тебя «прописал» на своей жилплощади. На этом сейчас живут так называемые «резиновые» квартиры. С ними государство периодически борется, но с переменным успехом. Извели «резиновые» квартиры в выходцами из Средней Азии, теперь плодятся украинские варианты», — рассказала Запорожцева.

Она также отметила, что после покупки патента, дающего право на работу в России, мигрант ежемесячно уплачивает еще по 4 тысячи рублей.

«У меня, соответственно, возник вопрос: почему с человека, купившего патент на работу и ежемесячно перечисляющего государству по 4 тысячи рублей, на предприятии, куда он устроится, взимают налоги. Мне объяснили, что, когда взимают налоги, то учитывают выплаты по патенту. Но меня это пока не убедило. Мне кажется, что мигрантов заставляют платить дважды», — сказала она.

Что касается политического убежища, то, как сообщила Запорожцева, его в России еще не получил ни один украинец. Правда, и американцу Эдварду Сноудену его тоже до сих пор не дали.
Марина Кузина


2116

Новости партнеров