ГПУ начала аресты волонтеров, поддерживавших батальон «Торнадо»

ГПУ начала аресты волонтеров, поддерживавших батальон «Торнадо»

Киев, 14 июля.

Развернутая МВД и Генпрокуратурой борьба против добровольческих батальонов, вылившаяся вначале в аресты, а теперь еще и в кровавые события под Мукачево, зацепила и волонтеров, которые с самого начала военных действий в зоне АТО обеспечивали украинскую армию обмундированием, снаряжением, продуктами.

Для многих из них это стало неожиданностью: «А нас за что?», вполне стандартная реакция этой категории общественности.

Как рассказывает волонтер Светлана Саванчук из Киева, она с мужем ради помощи военным ушли с работы, помогали различным батальонам, но особенно активно сотрудничали с батальоном «Торнадо».

В начале июля к ним домой в Киеве приехали следователи Генпрокуратуры, которые предъявили ордер на обыск по делу, которое ведется против бойцов «Торнадо». Волонтер жалуется, что ее мужа тоже заподозрили во всех зверствах, которые творили военные, в том числе изнасилования несовершеннолетних. В ходе обыска, как утверждает Саванчук, к ним не был допущен даже их адвокат. Следователи, проводившие обыск, заявили, что муж Саванчук — Евгений не нуждается в адвокате, поскольку пока является только свидетелем по этому делу.

Волонтер утверждает, что «искать должны были форму со следами пыток, но она их не интересовала. Квартира была забита формой, снаряжением, материалом для кикимор и масксеток, но из этого они ничего не трогали, а рылись в женском белье. У нас изъяли все телефоны и ноутбуки, по которым я общалась с волонтерами, вместе с контактами, заказами амуниции, списками, кому что нужно, все телефоны, даже детский!».

По ее словам, теперь уже свои «вежливые» люди мешают волонтерам помогать военным, поскольку служат власти, которая «способна только разворовывать то, что заработано и собрано другими. Если начали приходить за волонтерами, то дело плохо, и к чему это может привести, неизвестно».

волонтер

У нас изъяли все телефоны и ноутбуки, по которым я общалась с волонтерами, вместе с контактами, заказами амуниции, списками, кому что нужно.

Мы навели справки, какая ситуация сложилась в волонтерском движении в других регионах Украины. В Кировограде одна из лидеров волонтерского движения Лариса рассказала, что против ее мужа возбуждено уголовное дело по факту уклонения от мобилизации.

«Это невозможно, мы ждали повестки, и не могли бы себе позволить уклониться от долга любого мужчины — воевать за свою страну. Да, у моего мужа много командировок, и у меня тоже. Но полной неожиданностью стала повестка, но не о призыве, а о том, что против моего мужа возбуждено дело, идет следствие, и его вызывают на допрос. Уверена, что властям стали мешать наши усилия по наведению порядка на передовой, и теперь от нас, как и от «Правого сектора» просто хотят избавиться, причем довольно жесткими методами», — говорит женщина.

По ее мнению, действия волонтеров наглядно продемонстрировали власти, насколько она беспомощна в условиях идущей войны — проблема, как военных, так и беженцев, полностью легли на плечи волонтеров. В Хмельницком волонтерская организация, которая собирала помощь для воюющих в зоне АТО, лишилась помещения площадью около 90 кв м в центре города, которое было сдано под магазин одежды.

«Для обычных людей мы все больше становимся просто сумасшедшими или юродивыми, которые отказались от своей жизни и бизнеса ради помощи другим. Эйфория от побед Майдана быстро проходит под давлением жизненных обстоятельств — все больше и больше люди переключаются на решение бытовых проблем. Их беспокоит отсутствие работы, криминал на улицах, отсутствие будущего для детей, а нас они перестают замечать», — говорит Никита, волонтер из Хмельницкого.

Лишение его организации помещения он объясняет тем фактом, что владелец помещения собрался уезжать из страны и ему понадобились свободные средства.

По мнению экспертов, репрессии против волонтеров (казалось бы, самой безобидной и позитивной группы из числа активистов Евромайдана) преследуют, как ни странно это прозвучит, те же цели, что и попытки уничтожить радикалов и добровольческие батальоны — структурировать их и поставить под контроль государства.

«Активисты Евромайдана забыли базовую истину — и насилие, и милосердие могут контролироваться только государственными структурами. Свобода, переходящая в шабаш, которая открылась после победы Майдана, дали им иллюзию, что и воевать, и помогать могут все, кому заблагорассудиться. Как только Порошенко почувствовал укрепление своих позиций, как он сразу же взялся за ликвидацию всех, кто ему мешает себя чувствовать хозяином в этой стране. Ему не обязательно физически уничтожать или сажать волонтеров и военных, достаточно подчинить их себе в той или иной форме», — говорит политтехнолог Михаил Тащи.


Инна Журавель


3138

Новости партнеров