Александр БЕЛОЗЁРОВ: Унитарность Украины таит в себе экономические проблемы

Александр БЕЛОЗЁРОВ: Унитарность Украины таит в себе экономические проблемы

Для начала хочу на цифрах развенчать появившиеся мифы о бюджетном дотировании восточных областей. Во второй части статьи – кратко о том, как региональные различия будут влиять на экономический рост и общественную безопасность.

Правда ли, что восточные области Украины субсидируются центральными и западными? Нет.

Во время январского политического обострения в одном известном, но любительском экономическом журнале (а профессиональная экономическая журналистика на Украине практически отсутствует) появилась статья, переворачивающая естественные представлении об экономическом неравенстве украинских регионов. Оказывается, только шесть областей «могли бы прожить на самообеспечении» (включая Львовскую область), а все «остальные получают из госбюджета больше, чем отдают». В «остальные» входят, к примеру, Луганская, Донецкая и Запорожская область. Эта статья с картой, таблицей и графиками набрала огромное количество лайков и перепостов. До этой статьи и после неё появлялись и другие подобные, с той же идеей о том, что восточные регионы субсидируются из центрального бюджета.

Ознакомившись с цифрами, приведёнными в разошедшейся по фэйсбуку диаграмме и статье, пришёл к выводу, что нет смысла спорить с применённой методологией или выводами. Дело в том, что все (может быть, почти все) цифры взяты из неизвестного источника (придуманы?), а при их сверке с данными Министерства финансов и Госказначейства оказывается, что цифры попросту неверны. Вследствие этого и поправлять ту публикацию по частям не имеет смысла. Лучше разобраться в данном вопросе с самого начала правильно.

В приводимой ниже таблице даны суммы бюджетных трансфертов из центрального бюджета в областные. Следует учесть, что украинское устройство бюджетной системы типично для унитарного государства. Центр собирает денег больше, чем надо для выполнения общегосударственных функций, а затем финансирует часть местных бюджетов путём, так называемых, межбюджетных трансфертов. Ниже – таблица плановых трансфертов областным бюджетам по Закону о бюджете на 2013 год (исполнение было близко к плану, об этом ниже).

Жителей (млн.)

Трансфертов (млрд. гр.)

На чел. в месяц (гр.)

Автономна Республіка Крим

2,0

2,5

106

Вінницька

1,6

3,1

160

Волинська

1,0

2,4

190

Дніпропетровська

3,3

4,0

100

Донецька

4,3

5,8

111

Житомирська

1,3

2,5

164

Закарпатська

1,3

2,4

159

Запорізька

1,8

2,7

126

Івано-Франківська

1,4

2,8

167

Київська

1,7

2,4

116

Кіровоградська

1,0

1,8

151

Луганська

2,2

3,4

125

Львівська

2,5

4,4

145

Миколаївська

1,2

2,0

145

Одеська

2,4

3,7

127

Полтавська

1,5

2,2

125

Рівненська

1,2

2,6

187

Сумська

1,1

2,0

143

Тернопільська

1,1

2,1

159

Харківська

2,7

3,8

115

Херсонська

1,1

1,9

149

Хмельницька

1,3

2,4

153

Черкаська

1,3

2,1

138

Чернівецька

0,9

1,8

161

Чернігівська

1,1

1,8

139

м.Київ

2,9

2,9

86

Севастополь (міськрада)

0,4

0,7

146

 

Как видно, разница, приходящаяся в трансфертах из центра на людей, живущих в разных областях, невелика. Конечно, есть бюджеты, не учтённые в этой таблице: районные и городские. Они упущены в таблице для простоты восприятия и экономии времени, но общей картины не изменят.

В 2013 г. местным бюджетам было выделено 117 млрд. гр. трансфертов (запланировано – 122 млрд. гр.). По данным, приведённым в статье, разошедшейся среди «революционных симпатиков», за первое полугодие 2013-го бюджетами на местах было «получено из госбюджета» 164 млрд. гр. Вывод: не стоит читать революционные газеты и журналы. К сожалению, сейчас почти вся пресса сочувствует революции и сближению с Европой на любых (не зная, что они невыгодные) условиях.

Что касается доходов, собираемых в государственный бюджет на территории каждой области, такие цифры найти можно. Но они не будут иметь практически никакого экономического смысла. К примеру, во Львовской области около половины доходов в госбюджет даёт таможня, а в Донецкой области цифры сбора налогов могут оказаться неожиданно низкими: ведь в этой области находятся крупнейшие экспортёры и, соответственно, сборы НДС из-за его возврата экспортёрам будут значительно ниже, чем в целом по стране.

Поэтому нельзя оценивать реальный вклад регионов в госбюджет чисто арифметическим путём. Отделить же все сопутствующие факторы для такого подсчёта почти невозможно и совершенно непрактично. Проще посмотреть на другие показатели, прежде всего, на региональный ВВП на душу населения.

Поскольку на сайте Госслужбы статистики этот показатель сейчас недоступен, можно использовать близкий к нему по смыслу: среднюю зарплату по регионам в 2013 году. Заодно посмотрим на процент городского населения и объём промышленного производства на человека. Жёлтым выделены самые низкие показатели, синим – самые высокие.

табл2

Как и следовало ожидать, есть значительная корреляция между уровнем промышленного развития, количеством городского населения и средней зарплатой в регионе.

Есть смысл рассмотреть вопросы регионального неравенства в увязке с основными группами отраслей народного хозяйства. Начнём с сельского хозяйства, особенно доминирующего на западной Украине

Идея светлого аграрного будущего Украины, которую воспевали многие экономисты-любители (пускай даже и с учёными званиями) и евроромантики, в корне неверна.

Во-первых, есть естественный предел для роста производства растительной продукции, и он уже близок. Крупные и средние сельскохозяйственные компании, пользуясь коррупцией (не всегда она вредна), обеспечили почти полное использование сельскохозяйственных земель в стране. Непропорционально много выращивается высокорентабельных культур (типа подсолнечника, рапса, сои, кукурузы), которые при несоблюдении правил севооборота истощают земли. В последнее десятилетие в стране особенно интенсивно внедряются современные методы растениеводства, и потенциала для повышения урожайности с каждым годом становится всё меньше.

Во-вторых, животноводство существует в условиях сильнейшей конкуренции, что является главным ограничителем его роста. Вступление Украины в ВТО эту конкуренцию только усилило. Украинские производители успешно работают в некоторых сегментах на внутреннем рынке, например, в производстве яиц и куриного мяса. Однако экспортные возможности ограничены высокой конкуренцией и протекционистскими мерами в других странах. Соглашение об ассоциации и свободной торговле с ЕС предполагало, например, совершенно ничтожные квоты для украинской сельскохозяйственной продукции. Экспорт продукции украинского животноводства в создаваемый Евразийский Союз может столкнуться с проблемой более высоких требований к качеству продукции.

В-третьих, продукция ещё более высокого передела, переработанные продукты питания (кондитерские изделия, консервы и т.п.), могут успешно продаваться только на внутреннем рынке. На внешних рынках они опять же сталкиваются с высокой конкуренцией и могут хорошо продаваться только в отдельных, нишевых сегментах.

В-четвёртых, по сравнению с советскими временами сельскохозяйственные технологии значительно продвинулись и позволяют использовать значительно меньше людей в расчёте на площадь обрабатываемой земли или количество животных на фермах. И этот процесс продолжается. В результате – рост безработицы в сельской местности, вымирание и миграция в города (в том числе, и на центральную площадь Киева, где, помимо боевиков, много угрюмых безработных, выходцев из сельской местности).

В-пятых, бенефициарами наблюдаемого роста в сельском хозяйстве являются в первую очередь владельцы сельскохозяйственных компаний. К жителям сельской местности материальные выгоды просачиваются неравномерно, а если смотреть в целом, то в незначительном объёме.

Таким образом, можно утверждать, что потенциал роста экономики страны за счёт сельского хозяйства ограничен. Может быть, уже в ближайшие годы мы будем наблюдать сближение асимптоты роста с верхней планкой. Она будет определяться, с одной стороны, полным использованием сельскохозяйственных земель, с другой стороны, конкуренцией на внутреннем и особенно на внешних рынках. Могут быть отдельные прорывы типа высокорентабельного производства ГМО-культур или так называемой органической продукции, но это будут явления либо опасные, либо нишевые, и в целом на естественные ограничения роста в сельском хозяйстве не влияющие.

Отрасли, связанные с потреблением «промтоваров» и «культурным досугом», могут возобновить свой рост только с ростом экспорта.

Особенно заметны эти отрасли в виде огромного количества отделений банков на улицах городов (может, как ни в одной стране Евразии) и многочисленных торгово-развлекательных центров. Потребительские отрасли стали расти вместе с началом бурного роста на сырьевых рынках, включая рынки чёрных металлов, в начале 2000-х. Этот рост был поддержан бумом потребительского кредитования, начавшегося в 2005 году. Также эти отрасли поддерживались и поддерживаются завышенным курсом гривны: перед началом обвала в 2008 году и с середины 2011 года.

Понятно, что отрасли, связанные с потребительским спросом, смогут расти только при росте благосостояния людей. Как же достичь роста благосостояния? На это не пытается дать ответ только МВФ. В его программах наблюдается чисто бухгалтерский подход: люди должны больше денег платить государству (включая Нафтогаз), а государство должно меньше тратить, чтобы быть в состоянии через несколько лет кредит МВФ вернуть, к тому времени уже потраченный на валютные интервенции (по сути, на поддержку импорта и страхование банковского сектора).

Другие международные финансовые организации, а также исследовательские организации и консалтинговые компании более творчески подходят к вопросам стимулирования роста украинской экономики. Но это – тема отдельной статьи. Выскажу собственное мнение: устойчивый рост может возникнуть, прежде всего, от реиндустриализации страны, проводимой совместно с близкими Украине экономиками будущего Евразийского Союза.

И вот тут возникает вопрос: а как «продать» такую стратегию гражданам Украины, в первую очередь, живущим в «мятежных областях» (включая, увы, Киев) и, во вторую очередь, жителям Центральной Украины, подвергшимся 25-летней антироссийской пропаганде?

Логично возникает несколько вопросов: 1) есть ли разумный план экономического роста у властей и оппозиции? (а рост не просто желателен, а необходим, потому что в стране, по сути, бедность на грани с нищетой); 2) как провести федерализацию (децентрализацию), чтобы страна не деградировала из-за раздирающих её региональных противоречий?; 3) как обеспечить «раззомбирование» населения после 25-летней антироссийской пропаганды?

Считаю, что предприятия и жители всей страны выиграли бы от евразийской экономической интеграции. Однако западные области, очевидно, в целом такую интеграцию не примут. Жители центральных областей, по моему мнению, смогут включиться в новый интеграционный проект и получить от него осязаемую пользу. Наверное, тем более промышленникам Юго-Востока желательно:

  • во-первых, профинансировать аналитические центры, которые бы подготовили конкретные предложения по федерализации (децентрализации) Украины в увязке с обеспечением общественной безопасности в стране и выходом на экономический рост
  • а во-вторых, пытаться пролоббировать выработанные предложения среди тех, кто принимает решения.

В любом случае, скоро предстоят очередные выборы: президентские и, возможно, парламентские. И лозунгами про «покращення» и политтехнологиями от американских «троянских коней» победу можно в этот раз упустить. Нужна внятная программа действий, и разрабатывать её надо начинать уже сейчас.

Ольга Бузыка


388

Новости партнеров