Не лечим, не калечим, а зарабатываем: новый закон ВР с коррупционным подтекстом

Не лечим, не калечим, а зарабатываем: новый закон ВР с коррупционным подтекстом

Киев, 30 июня.

Проект закона "О социальной и правовой помощи военнослужащим" имеет коррупционную составляющую, поскольку в документе нельзя определить точное количество нуждающихся в реабилитации солдат, а, соответственно ,выделить на это определенную сумму из бюджета.

В Верховной Раде научились убивать двух зайцев одним выстрелом. Сегодня там усердно работали над изменениями и дополнениями в уже существующий закон «О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей». Народные избранники обещают, что этот закон поможет реабилитировать всех военнослужащих, побывавших в АТОЮ, а также тех, кто относится к разряду резервистов, а еще и их семьям. Удивительно великодушный жест, не правда ли? И этот аттракцион невиданной щедрости как раз и смущает. Трудно представить, как в тяжелых экономических реалиях будет реализовываться этот закон. То, что власти вдруг начнут «биться» за психическое здоровье каждого солдата, вернувшегося с войны, да еще и поддерживать членов его семьи – скорее похоже на фантастику, нежели на возможную реальность.

НА «Харьков» связалось с психоаналитиком Дмитрием Ольшанским и выяснило, какая категория военнослужащих и военнообязанных нуждается в курсе реабилитации, и реально ли вообще воплотить новый закон в жизнь.

Дмитрий Ольшанский

Ольшанский: В рассматриваемом законе есть коррупционная составляющая

 «Все люди индивидуальны и все зависит от структуры человека. На ком-то травма сказывается минимально. Есть те, кто вырос в криминальной среде, и для него совершенно нормально бить морды и использовать оружие. Для такого человека, может быть, курс реабилитации и не нужен. Он просто из одной агрессивной среды попадает в другую агрессивную среду и занимается там тем, чем занимался всегда», - объяснил Дмитрий Ольшанский.

Специалист добавил, что есть и такая группа людей, которые после войны отправятся в психиатрическую больницу. Возможно, на некоторое время, а, возможно, и навсегда. Есть еще и третья категория солдат.

«Если солдат служил в штабе связистом и подключал провода, на нем меньше скажется травма, чем на солдате, который был на передовой с оружием в руках. С другой стороны, сегодня психотерапевтическая ситуация нужна всем, не только солдатам. Мирные граждане тоже проявляют чудеса агрессии», - добавил психоаналитик.

Вот так обстоит ситуация с необходимостью направлять солдат на реабилитацию. И если законопроект будет утвержден, а активность нардепов и количество голосов указывают на это, тогда сразу же возникнет другой вопрос: как можно просчитать необходимую сумму, которая пойдет на реабилитацию, если решение по каждому солдату необходимо принимать индивидуально? И самый главный вопрос: может ли себе сегодня позволить Украина такую заботу о гражданах? Вероятнее всего, ответ «нет», тогда для чего принимаются поправки в закон?

 «Здесь огромная коррупционная составляющая. Новый закон – еще один пунктик, по которому можно проводить деньги налево. Никто даже из специалистов сразу не скажет, какой курс терапии необходим всем военнослужащим. Вот пример: человек ни на что не жалуется, а на его лечение уже выделены деньги. Куда пойдут эти деньги, если человек не воспользуется лечением? Если такой закон сейчас принимается, не исключено, что рассматривается такая коррупционная составляющая», - подвел итог Дмитрий Ольшанский.

Анастасия Ильина


1314

Новости партнеров