Александр БЕЛОЗЁРОВ: Упала гривна? Тем лучше!

Александр БЕЛОЗЁРОВ: Упала гривна? Тем лучше!

Падение гривны, особенно заметное в прошедшую неделю, в идеале должно было бы происходить с середины 2011-го года, но плавно и постепенно.

В этом утверждении в значительной степени заключается ответ, почему помощь от России в размере около 6,6 млрд. долл., предоставленная на протяжении двух последних месяцев, не позволила избежать значительных потрясений на валютном рынке.

СпрОсите, почему 6,6 млрд. долл., а не 3? Дело в том, что к нерыночной покупке облигаций на сумму 3 млрд. долл. следует добавить около 2,7 млрд. долл. накопившегося долга за газ, с погашением которого Газпром согласился подождать, несмотря на выданные украинскому правительству 3 млрд. долл.

Кроме того, платёж Нафтогаза за январь в размере около 0,65 млрд. долл. Газпром также согласился получить не в начале февраля, как условлено в договоре, а в марте. К этому стоит добавить экономию почти в 300 миллионов долларов за счёт более низкой стоимости газа в январе.

Куда пошли эти деньги, по крайней мере, 3 млрд. «живых денег»? Официальная статистика не позволяет отделить для анализа последние дни декабря после поступления российских денег и первую неделю февраля, когда паника на валютном рынке достигла максимума. Есть данные за январь, но они не полные. По данным НБУ, 1,1 млрд. долл. пошли на выплату обязательств в иностранной валюте (включая 0,65 млрд. Международному Валютному Фонду) и 1,7 млрд. долл. пошли на интервенции на межбанковском валютном рынке в январе. Оставшаяся разница в размере 0,2 млрд. долл. могла быть потрачена в первую неделю февраля на валютные интервенции.

Национальный Банк Украины по состоянию на утро 8 февраля не опубликовал объёмов покупки иностранной валюты населением. Предполагаю, что для января сумма может достигнуть исторического максимума. Зато объявлена цифра по валютным резервам НБУ: за январь они сократились с 20,4 млрд. долл. до 17,8 млрд. долл., т.е. на 2,6 млрд. долл.

Учитывая сообщения о валютных интервенциях в феврале, следует ожидать, что валютные резервы в настоящий момент находятся уже ниже заявленной отметки в 17, 8 млрд. долл.

график 1

Не хочу разбирать вопрос, каким образом и как много заработали отдельные банкиры на валютной панике конца января-начала февраля. Во-первых, финансовый мир страны четверть века живёт в условиях крайне мягких этических ограничений, прежде всего, в том, что касается «расхищения общенародной собственности» (включая ту собственность, что находится в форме резервов НБУ и активов банков, принадлежащих государству). Во-вторых, суммы, теряемые на, возможно, неоптимальном использовании валютных резервов, являются только частью проблемы. Другой и, несомненно, более существенной частью проблемы является снижение конкурентоспособности производств с высокой добавленной стоимостью, как на внешнем, так и на внутреннем рынках.

Эти проблемы обусловлены архаичной моделью функционирования Национального Банка, заложенной ещё во времена, когда его возглавлял «лучший центральный банкир» по версии Запада. Цитирую первую часть статьи 6 Закона о НБУ, принятого в мае 1999 года:

«Відповідно до Конституції України  (  254к/96-ВР 17,7 )  основною

функцією  Національного банку є забезпечення стабільності грошової

одиниці України».

Летом 2010 г. в Закон о НБУ были сделаны важные добавления о важности ценовой стабильности, стабильности банковской системы и экономического роста:

При  виконанні  своєї  основної функції Національний банк має

виходити   із   пріоритетності  досягнення  та  підтримки  цінової

стабільності в державі.

{  Частина  друга статті 6 в редакції Закону N 2478-VI ( 2478-17 )

від 09.07.2010 }

Національний   банк   у   межах   своїх   повноважень  сприяє

стабільності  банківської  системи  за умови, що це не перешкоджає

досягненню цілі, визначеної у частині другій цієї статті.

{  Частина  статті  6  в редакції Закону N 2478-VI ( 2478-17 ) від

09.07.2010 }

Національний банк  також  сприяє  додержанню  стійких  темпів

економічного зростання та підтримує економічну  політику  Кабінету

Міністрів України за умови, що це не перешкоджає досягненню цілей,

визначених у частинах другій та третій цієї статті.

{  Частина  статті  6  в редакції Закону N 2478-VI ( 2478-17 ) від

09.07.2010 }

Тем не менее, как видно из приведённых отрывков, основной функцией НБУ было оставлено нечётко сформулированное и крайне архаично звучащее «обеспечение стабильности денежной единицы Украины». Если эту стабильность понимать как неизменный валютный курс, так это невозможно: со временем накапливаются дисбалансы, которые приходится уничтожать резким изменением валютного курса.

Привожу график текущего счёта платёжного баланса. Для удобства и наглядности используется 12-месячная скользящая, т.е. к примеру, в ноябре 2013 г. график показывает суммарное состояние текущего счёта за декабрь 2012-ноябрь 2013. Текущий счёт формируется в основном за счёт разницы между экспортом и импортом (есть и другие переменные, но их влияние меньше)

график 2

Разумеется, для растущей экономики вполне нормальным является небольшой и стабильный минус по текущему счёту. В норме он компенсируется притоком прямых инвестиций и кредитов, которые способствуют росту экономики. В случае Украины сейчас это уже не так: дефицит текущего счёта обвалился до уровня 16 млрд. долл. (около 9% ВВП), который уже стало крайне трудно поддерживать, а экономика не растёт.

Откуда сформировались 2 млрд. долл. профицита платёжного баланса, о которых отрапортовал НБУ, т.е., с учётом дефицита в 16 млрд. по текущему счёту, 18 млрд. долл. профицита по счёту операций с капиталом и финансовых операций? Докладываю:

•    4,5 млрд. долл. инвестиций, сформированных бизнесом (2,5% от ВВП, что, в принципе, совсем небольшая сумма)

•    8 млрд. долл. кредитов и облигаций (из них 5,4 млрд. долл., полученных «сектором государственного управления», включая 3 млрд. долл. декабрьских еврооблигаций)

•    5,8 млрд. долл. «другого капитала», в которые входят отсрочка платежей за газ в размере 2,7 млрд. долл. и предоплата транзита российского газа до 2015 года

И в конце приведу ещё одно интересное наблюдение, оно же утверждение: начиная с середины 2011 бОльшая часть резервов НБУ фактически тратится на покупку валюты населением. Часть этих покупок идёт на погашение валютных кредитов, выданных населению, однако другая часть идёт на субсидирование приобретения потребительских товаров, кредитование экономики США и других стран в виде приобретения их «кредитных билетов» и перевод части теневого бизнеса из гривны в валюту.

график 3

Диаграмма для удобства восприятия построена с 3-месячным сглаживанием, т.е. к примеру, точки в декабре 2013 года соответствуют сумме значений за октябрь-декабрь 2013 года. Синяя линяя на графике показывает разницу между покупкой населением валюты в кассах банков и её продажей. Красная линия показывает чистые интервенции НБУ на межбанковском валютном рынке. Правильно указывать продажу иностранной валюты как интервенцию с отрицательным знаком, но в данном случае для удобства и наглядности я отметил продажу валюты Национальным Банком на положительной стороне оси.

Видно, что на протяжении 2010 года и в первой половине 2011 года НБУ скорее скупал иностранную валюту, чем продавал ёё. С осени 2010 года ярко наблюдается феномен особенно интенсивной скупки наличной валюты в осенние месяцы. Кроме того, объёмы скупки наличной валюты стабильно увеличились во второй половине 2010 года и уменьшились только в 2013 году. Наиболее логичное объяснение уменьшение покупки валюты в 2013 году – это уменьшение свободных денег на руках у населения вследствие увеличения открытой и скрытой безработицы, задержек зарплат и инфляции (которая, очевидно, выше, чем официально публикуемая). Очевидно, что мы увидим очередной всплеск скупки валюты населением в январе 2014 года (когда НБУ опубликует соответствующие данные).

Подводя итог, скажу, что большинство экономистов, не обязанных по долгу своей службы поддерживать продолжающуюся последние 15 лет методику валютного регулирования, призывают перейти к регулируемому плавающему валютному курсу. Это – значительно более современная политика, позволяющая разумнее использовать валютные резервы и абсорбировать возникающие время от времени внешние и внутренние шоки (к примеру, Россия давно живёт в таком режиме, и россиян не пугают постоянные более-менее плавные изменения курсов валют). И что ещё очень важно, предприятия, особенно те, что производят продукцию с высокой добавленной стоимостью на экспорт, смогли бы лучше планировать свою деятельность и, повысив рентабельность, высвободить собственные деньги для инвестирования. Возможно, Верховная Рада после стабилизации политической ситуации, обратит внимание на необходимость усовершенствования Закона о Национальном Банке, чтобы отказаться от архаичной модели конца 90-х и перейти к более современной валютной политике, способствующей экономическому росту.

 


292

Новости партнеров