ПЛАТОН БЕСЕДИН: Украина утонет в майданах

ПЛАТОН БЕСЕДИН: Украина утонет в майданах

И снова Майдан. Ещё один. На этот раз «кредитный» (или «финансовый»). Люди вышли, чтобы требовать реструктуризацию валютных кредитов. На простом языке это означает: брали кредиты по курсу от 5 до 8 гривен за доллар, отдавать должны по 20 и выше. Солидная разница, которую не каждый вытерпит. Потому и не терпят, потому и бунтуют.

И как иллюстрация бессмысленного ницшеанского возвращения очередные сообщения о столкновениях с милицией, о раненых и арестованных, о горящих шинах и объявлении голодовки.

Социальные сети – опять – в майданных настроениях. Безусловно, не таких бурных, яростных, как зимой 2013-2014 годов, но мы же знаем, всякое может быть. Когда Гройсмана-Кубива-Луценко называют не иначе как шайкой, а Гонтареву – эпитетами, которые обычно читаешь на стенах.

Наверняка людей, выходящих на пикет перед Верховной Радой, требующих, по сути, справедливых вещей, от которых зависит элементарное выживание, как обычно сделают виноватыми. Заявят, что они проплачены оппозицией или являются ставленниками ФСБ. Никто не захочет говорить с ними.

Досталось уже и кредиторам.  Арсений Яценюк заявил, что они несут моральную ответственность за то, что спонсировали режим экс-президента Виктора Януковича. Потому выделившие кредит инвесторы обязаны пойти на уступки, реабилитируясь перед Украиной. Да уж, держи карман шире, чем Мик Джаггер открывает рот.

До этого же были пикеты учителей, медиков, транспортных работников. Не от хорошей же жизни, правда? Над ними издеваются так же, как и в России. Но с ещё более мизерными окладами. Днище, что называется.

Многие из протестующих были и на Майдане 2004, и на Евромайдане 2013-2014. И на акции вроде «Украина против Кучмы» или «Юле – волю!» они тоже захаживали. Такое поведение сродни вирусу. Трудно избавиться. Майданная эбола: обманываться снова и снова, думая, что протест, лёгкий бунт (или нелёгкий) всё изменит. Но не изменит. Всё остаётся так же, а, может, и хуже.

И зачастую те, кто не выходит на майданы или выходит в крайнем случае, редко, становятся заложниками протестов других. Когда вместо покращення или европейского рая – ударная волна реформ, от которых пояса затянуть туже.

Это волна деструкции, индуцирующаяся сама по себе, вытекающая и из социально-экономических условий, и из исторического контекста, когда Украина, занятая то одной, то другой империей, находилась в состоянии постоянной борьбы за самоидентификацию.

Сражение это увенчалось успехом, но лишь на первом этапе, когда скинуты – пусть скорее только в ментальной сфере – путы влияния, зависимости, перехода на этап следующий – созидательный – не случилось. Вся история независимой Украины – череда вспышек, протестов, митингов, накапливающихся, перерастающих в Майданы как большие революционные процессы.

Учитывая то, что украинский поезд экономики и политики сегодня если не в полыхающем огне, то в тлеющем пламени, майданов может стать больше.

Но – и это главное – у украинцев, к сожалению, нет иной формы диалога с властью. Майдан – часто единственно возможная форма донесения народных требований до тех, кто уселся на жовто-блакитном олимпе, оградившись тысячей баррикад. Когда решений можно добиться лишь наибольшим количеством людей под государственными учреждениями.

И пока нет попытки строительства нормального гражданского общества, а оно не может быть реализовано только на национальном подъёме, подпитываемым фактором внешней угрозы, майданы будут продолжаться, накапливаясь до критической массы. Протестными ручейками они сольются в бурлящую реку, и Украина может утонуть в ней. Не хочется, чтобы это случилось.

Платон Беседин , писатель и публицист


6275

Новости партнеров