Киевляне связывают свои планы только с эмиграцией

Киевляне связывают свои планы только с эмиграцией

Киев, 21 мая.

Уже больше полутора лет Украина живет в состоянии майдановской истерии, и сегодня те, кто еще вчера истово требовал интеграции страны в европейское пространство, ищут возможность выехать из страны любыми способами. К сожалению, эти тенденции коснулись и тех, кто не только не поддерживал протестное движение, но и всячески убеждал своих друзей и близких в его разрушительности и вредности для будущей жизни.

34-летний Алексей с семьей более 15 лет назад переехал в Киев из Макеевки, небольшого города в Донецкой области. Работа в строительной фирме, съемная квартира, рождение сына, а затем и дочери. До зимы 2013 года мужчина считал, что вполне доволен своей жизнью, были большие планы — купить собственное жилье, дать детям столичное образование.

«Вначале, когда в центре Киева просто собирались митинги, старался не обращать на них внимания — мало ли сумасшедших зарабатывает деньги таким образом. Тем более, что в спальных районах Киева влияния тех событий почти не ощущалось. Скажу больше — даже стрельба на Майдане не перевернули моего представления о жизни. Но, конечно, в кухонных разговорах с друзьями и знакомыми киевлянами пытался убедить их, что переворот, который происходит в Украине, плохо закончится, что претензии к Януковичу — не повод устраивать погром в стране. Вынужден признать, что меня никто тогда не слышал — эйфория в Киеве по поводу Майдана была таких размеров, что я даже постарался сократить свое общение, просто неприятно было это все слушать. А самое страшное для меня началось, когда война пришла в мою родную Донецкую область. Больше месяца разрывался между противоречивыми ощущениями — вроде надо ехать, помогать землякам, идти в ополчение, но с другой стороны в Киеве жена, дети, не могу их оставить на произвол судьбы», — рассказывает мужчина.

По его словам, он вместе с другими земляками, живущими давно в Киеве, старался помогать беженцам, приезжающим в город из Донецкой и Луганской областей: «Почти год у меня на квартире сменяясь жили те, кто смог выехать из зоны АТО с детьми, стариками, самыми необходимыми вещами. Жена помогала им устраивать детей в школы и детсады, регистрироваться для получения пенсий и соцвыплат, собирала вещи по подругам. Выслушали массу гадостей от соседей и коллег, что поддерживаем сепаратистов и террористов».

Ближе к осени у Алексея из-за его донецкого происхождения и взглядов начались серьезные проблемы на работе — несколько раз руководство вызывало его к себе на разговор о том, что если он будет продолжать придерживаться антигосударственной позиции, они будут вынуждены сообщить об этом соответствующим органам.

«Перед Новым годом в горячке положил заявление об уходе. Плюс хозяин квартиры начал намекать, что надо бы еще увеличить арендную плату. В итоге сел и задумался, что мне дальше делать в Киеве. Флаги Правого сектора на улицах, лайт-боксы с надписями «Герои не умирают», в школах рассказывают о войне между Россией и Украиной, наклейки на улицах «Вход в убежище» — все это делает жизнь почти невыносимой. Цены растут лавинообразно, перспектива по работе туманная. Короче, надо переезжать. Вопрос — куда? Обратно в Донецкую область не рискну — везти детей и жену в зону боевых действий не могу, и самих их в Киеве оставить не могу. Значит выход только один — в Россию», — делится своими размышлениями наш герой.

По его словам, выбор был простой — или поближе к Москве, где легче найти работу, или в Крым, где лучше климат для детей и безопасно: «И в Москве, и в Крыму я, как опытный строитель, понимал, что работу найду. Но все-таки склонились к Крыму — жилье снимать дешевле, конкуренция меньше, места привычные и понятные. Вначале поехал сам, пока жена собирала вещи, дети заканчивали учебный год, снял квартиру в Бахчисарае на год». Как ни парадоксально, найти работу оказалось не самым сложным — Крым интенсивно строится, хорошие специалисты нарасхват. Гораздо сложнее было оформить документы на легальное пребывание в РФ.

«С временной регистрацией хозяин квартиры нам помог, сходил с нами в ФМС. Это позволило нам в рамках поручения Владимира Путина продлить еще пребывание сверх 90 дней до начала сентября. Но мы хотим остаться в России, а значит нужно получать разрешение на временное проживание, вид на жительство, а потом и паспорт. Без этого ни медстраховку нельзя оформить, ни ипотеку получить, ни детей учить. Но в ФМС сумасшедшие очереди и не менее сумасшедшая коррупция. Официально квот на временное проживание в Крыму нет с января, но когда звонишь по объявлениям, то представители юридических фирм говорят, что за относительно небольшие деньги и квоты есть, и в очередях стоят не надо. Думаю, что с осени придется идти именно этим путем», — рассказал Алексей.

В сентябре его дети пойдут в школу в Бахчисарае, а на следующий год мужчина планирует брать кредит на строительство собственного дома.

Всего лишь пять лет назад Юрий закончил Национальный университет имени Шевченко, по профессии журналист. Ни одного дня не проработал по специальности — выяснилось, что начинающему журналисту в Киеве предлагают ставку максимум на 300 долларов при курсе 8 грн за 1 доллар, а сейчас и вообще 100 долларов. При том, что снимать жилье в Киеве дешевле 400-500 долларов невозможно в принципе.

«Пока учился, много путешествовал с друзьями по Европе автостопом. Понравилось, казалось, что вот мир, в котором мы должны жить. Не скажу, что активно поддерживал Майдан, но считал происходящее естественным и логичным после отказа Януковича подписать соглашение с Евросоюзом. Потом были убийства на Майдане, потом война, мобилизация, одним за другим моих друзей и знакомых призывали в армию. Один знакомый приехал без ног, двое других погибли, остались семьи, дети, пожилые родители. Курс, цены, работы нет — все это вам известно и без меня», — меланхолично рассказывает молодой человек, помешивая ложечкой кофе в одной из небольших киевских кофеен.

Еще летом прошлого года Юрий поставил себе цель любой ценой уехать из Украины.

«Понял, что делать тут больше нечего. Вы говорите, что мы сами разрушили пусть не слишком успешную и благополучную, но спокойную и мирную страну, а теперь бежим из нее. Да! Мы ведь хотели, как лучше. Сам не понимаю, почему и как появились Правый сектор, добровольческие батальоны, иностранные инструкторы, почему началась война, даже если Донбасс и хотел присоединиться к России. Много говорят, что Майданом руководил Запад, Америка, Европа, что это не была народная инициатива, возмущение обычных людей. Спустя почти два года уже ничего не могу утверждать, могу только сказать, что это самое страшное разочарование в моей жизни», — констатировал Юрий.

Юрий демонстрирует паспорт с результатом почти годичных трудов — пятилетний шенген: «Неплохо говорю на польском, французском, английский, конечно, свободный. Буду заниматься любой работой, уже разослал сотни резюме. Но дальше жить в Киеве бессмысленно, время уходит, а жить здесь будет все хуже и хуже».

По мнению Екатерины Жильченко, социолога, кандидат социологических наук НТУ «КПИ», Киев сейчас напоминает СССР на грани своего развала. Тогда тоже люди вдруг осознали, что пришедшие в страну перемены не несут ничего хорошего, и тратить свою жизнь на то, чтобы преодолевать сложности, созданные властями, совершенно бессмысленно.

«Будучи еще молодой девушкой в те годы, я задавалась вопросом — неужели все настолько плохо, чтобы решиться начинать жизнь с нуля? Что такое должно случиться, чтобы люди продавали квартиры, бросали привычный образ жизни, осваивали новую среду, особенно в достаточно взрослом возрасте? И вот жизнь дала мне ответ и личный, и профессиональный. Относительно еще молодые, дееспособные киевляне, независимо от их взглядов, не видят больше перспектив в жизни в столице. Они учат иностранные языки, изучают рынки недвижимости в России и в Европе, активно ищут работу по всему миру. И это логично — они просто хотят и сами жить, и воспитывать детей в атмосфере покоя и мира, стабильности и предсказуемого завтрашнего дня», — резюмировала Екатерина.


Евгений Паромный


2583

Новости партнеров