Алексей ЛОХВИЦКИЙ: Причина кризиса — ошибки прошлых лет

Алексей ЛОХВИЦКИЙ: Причина кризиса — ошибки прошлых лет

События последних украинских дней заставили меня задуматься над тем, почему в Киеве сработал сценарий «народного восстания» — и власть оказалась бессильной перед несколькими десятками тысяч радикалов. В отличие от той же России, где постоянные оппозиционные выступления превратили в тихий выхлоп поломанной машины. Оппонентов режима игнорировали, превратив в кучку не реализовавших себя маргиналов. Россия смеялась, устав от «жвачки протестов».

Помню, как по украинским телеканалам в 2010-2013 годам активно крутили сюжеты об акциях российских оппозиционеров, решивших бороться с «двухголовым чудищем» — Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым, поддерживаемыми монопольно возглавившими местные органы власти «единороссами». Тогда, как и сейчас в Киеве, у протестантов были основные требования: отставка президента, роспуск парламента, проведение внеочередных выборов, освобождение политзаключенных. Митинги буквально захлестнули улицы Белокаменной и областные и республиканские центры, рядом с простыми людьми шли известные актеры, писатели, ученые. События тех дней, возможно, небезосновательно назвали «Снежной революцией».

Однако со временем так называемой гражданской активности поубавилось, организаторы выступлений переключились на «точечные удары» будь то выборы в Ярославле или Астрахани, участников мероприятий с каждым разом становилось все меньше и меньше. Да, милиция задерживала зачинщиков, наказывались штрафами любители «погулять» с антиправительственными лозунгами, запрещались пикеты — и это находило отражение в средствах массовой информации. Ситуация нашла отражение в критике властей Конгрессом США и зарубежных фондов. Нагнетание обстановки ни к чему не привело — сейчас российская (правильнее, даже московская, поскольку ее влияние не выходит за пределы Садового кольца) оппозиция представляет собой легко предсказуемую и вполне управляемую силу, а ее лица стали вип-персонами и популярными героями новостей шоу-бизнеса.

Иностранная пресса как нельзя верно подметила этот момент. В частности, британская газета The Guardian подчеркнула: одна Москва — не вся Россия, это еще не площадь Тахрир в Египте и не Украина в 2004-05 годах.

«Демократы не пользуются у россиян большим авторитетом после того урона, который они нанесли демократии во время пребывания у власти. У оппозиции нет лидеров. У Путина нет серьезных политических конкурентов. «Пока», — рассуждали журналисты BBC, анализируя материалы британских СМИ.

Американский журнал The Time подчеркивал: «Наемники, либералы с козлиными бороденками, шакалы, которые выпрашивают деньги у иностранных посольств в Москве» — как только не называл Владимир Путин российскую оппозицию. Он никогда ранее не считался с ней как со значительной угрозой своему правлению, однако теперь, возможно, ему придется изменить свое мнение». Издание подметило важную деталь: власть позволила оппозиции выпустить пар, последовав советам меньшинства в политической верхушке. Оно предложило просто позволить оппонентам акции: «Протесты будут выдыхаться самостоятельно, если люди получать шанс выражать свое недовольство».

По мнению гендиректора Агентства политических и экономических Коммуникаций Дмитрия Орлова, для получения протестным движением статуса «общенационального» нужна расширенная коммуникация, а ее нет: максимум — несколько десятков тысяч человек лишь в Москве. Для увеличения влияния ресурсы исчерпаны.

«Участники протестов и остальная Россия живут в совершенно разных измерениях – у них разные политические предпочтения, уровень благосостояния, отношение к власти, ценности. В протестном движении появилось опасное направление, и оно сейчас разрастается. Поскольку там много людей состоятельных, оформляется группа, которую можно назвать, например, «рублевской». Она откровенно пренебрежительно оценивает большинство населения, некоторые из них выступают с идеями цензов в избирательном процессе. Это будет еще более негативно воспринято большинством населения. Очень скоро мы почувствуем глухое недовольство людей, а протестное движение будет охарактеризовано как «бунт зажравшейся Москвы», — заявил в интервью журналу «Эксперт» Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций.

Да и сам лидер Владимир Путин смотрел на своих противников ни как на реальных врагов с реальной силой, а на эдаких расшалившихся студентов или обыкновенных вредителей. Его колкие и меткие отзывы об оппозиционерах мигом ушли в народ через массированное тиражирование слов президента. Так, белая ленточка — один из символов протеста — у людей стал ассоциироваться с презервативом после удачного сравнения главой государства.

«Я, когда увидел на экране что-то такое у некоторых на груди неприличное, я решил, что это пропаганда борьбы со СПИДом, что это такие контрацептивы повесили. Думаю, зачем развернули только, непонятно. Но потом присмотрелся — вроде нет. Но, в принципе, первая мысль была такая, что, хорошо, борются за здоровый образ жизни», — посмеялся ВВП.

Да еще поставил уличные акции себе в заслугу, чем вообще нивелировал оппозицию: «Я радовался тому, что увидел свежие, интеллигентные, здоровые, энергичные лица людей, которые активно высказывают свою позицию. Ещё раз могу повторить, что, если это результат путинского режима, меня это радует, радует, что появляются такие люди».

Обмануть его не трудно — он сам обманываться рад

В отличие от российского коллеги Виктор Янукович категорически серьезно относится к украинской оппозиции, хотя за ее политическими силами нет реального человеческого ресурса. Если, конечно, не брать в расчет радикалов — «свободовцев», «патриотов Украины», «унсовцев», плотно контактирующих с футбольными ультрас. «Батькивщина» вообще за десять лет после начала «оранжевой революции» растеряла свой ядерный электорат, «УДАР» же его не сформировал. Остальные мелкопоместные партейки, входящие в так называемую «демократическую коалицию», держаться лишь на горстке активистов.

Те, кто сегодня воюет на площади Независимости и улице Грушевского, — националистические боевики, проплаченные «общественники», часть же, именуемая сознательными украинцами — якобы созревшим средним классом, и бедняцкая прослойка вообще не поддерживает упомянутых игроков. Их заставили выйти на «майданы» высокий уровень коррупции, отсутствие правосудия, беспредел правоохранителей на местах — и отказ правительства Николая Азарова подписывать Ассоциацию с Европейским Союзом, с чего вся каша и заварилась, ни причем. По не знанию или покривив душой они присоединились к фашиствующему элементу, который громит Киевскую горгосадминистрацию, захватывает министерства, закидывает спецназ «коктейлями Молотова».

Почему президент «обманываться рад»? Влияние ближайшего окружения, пугающего Виктора Януковича сказками о рогулях, пьющих кровь младенцев. Избавься от своего подсознательного страха, заложенного еще в 2004 году после украденной у него победы на выборах, перед нами появился бы совершенно другой человек. Вряд ли добрый царь-батюшка, но уверенный руководитель — пусть и с опытом завгара донецких шахт.

Виктор Янукович и его команда слишком поздно начали формировать вокруг себя медиа-пространство. Да, его поддерживали и регионалами создавались «пулы» лояльной прессы, но средства массовой информации не попали в поле влияния. В отличие от российских реалий, где, на мой взгляд, при видимой неангажированности газеты и журналы на прямую зависят от Кремля. Их не принуждают, все — по взаимному согласию. Именно потому московская оппозиция, часто мелькающая в новостях, превратилась в глазах обывателя в бездельников и тунеядцев: и овцы (редакции) — целы, и волки (власть) — сыты.

Виктор Янукович, точнее близкая к нему номенклатура, лишь в 2011 и 2012 годах стала понимать, зачем нужны СМИ — и аккуратно стали прибирать их к своим рукам либо создавать собственные ресурсы. Но к сегодняшнему дню потуги оказались слабыми и поздними — все, что надо было скрывать, сказали, все, о чем нужно было говорить, замолчали. Да и «сотрудничество» с олигархами — владельцами ведущих изданий и телеканалов — кажется, проиграно в одни ворота. Медиа миллиардеров Игоря Коломойского и Виктора Пинчука хотя и лояльны к режиму, но позволяют себе против него резкие выпады. Ринат Ахметов вообще перестал управляться (точнее он и так не зависел от окормляемой им Партии регионов) — и как порядочный европейский бизнесмен озвучил собственную позицию вокруг конфликта в Украине: невозможно применение силы против мирных протестов. Остаются медиа вице-премьера Сергея Арбузова, министра внутренних дел Виталия Захарченко и харьковского «вундеркинда» Сергея Курченко — но от них пока никакого выхлопа, видимо, брали с прицелом на 2015 год.

Виктор Янукович, не поняв ошибок 2004-05 годов и роль некоммерческих организаций и зарубежных фондов в организации и поддержке «оранжевой революции», не смог ни во время второго премьерства, ни уже будучи президентом ограничить деятельность «грантоедов». Можно преуменьшать их роль и влияние, но реальность говорит об обратном: благими намерениями дорога к перевороту выстлана. Я — не специалист по контрразведке, но уж точно в СБУ обязаны знать о том, кто, что, когда, зачем, для кого в стране делал: собирал ли информацию, проводил ли тренинги, встречался ли с чиновниками. Это тот случай, когда верна поговорка: мал золотник да дорог.

Виктор Янукович не дал так называемым оппозиционерам в столице и на местах выпускать пар на случайных и ничего не значащих акциях, контролируемые чиновниками (старыми валенками — иначе их не назовешь) суды — выносили запреты на проведение каких-либо митингов. Огрызаясь на решения Фемиды, оппоненты власти все равно выходили на протесты и уже накручивали своих сторонников кровавым режимом, запрещающим народу открыто высказывать свое мнение.

Виктор Янукович абсолютно не контролировал Партию регионов и не знал, кто будет ее представлять в Верховной Раде и местных советах. Как в том советском мультфильме: «Возьмите лучших из худших». Они не только позорят власть своими темными делишками, но и, как и десять лет назад, уже сматывают удочки. К примеру, небезызвестная Инна Б.: предала в 2004-м, сбежала и в 2014 году. Тарас Черновол — о нем вообще не стоит упоминать: националист-федералист-коллаборационист. Трусы — нардеп Ярослав сухой и львовский губернатор Олег Сало: стоило толпе на них прикрикнуть — они уже отрекаются. Правда, теперь они уже отрекаются от того, что отрекались, но дела это меняет: от таких мальчиков сразу уходят девочки, а пацаны из своего и соседнего дворов не подают руку и не зовут гонять мяч.

В конце концов Виктору Януковичу не удалось распылить оппозиционных лидеров, создав им управляемых конкурентов. После того, как «чудищу» отрубили голову — посадкой Юлии Тимошенко, у него выросло три новых — Арсений Яценюк, Виталий Кличко, Олег Тягнибок. Концентрат. Будь еще десяток «гетманов», не прекращалась бы драка за булаву — и ни о каких протестах, ни о каких массовых беспорядках, ни о каких требованиях к власти не шла бы бы речь. Да и поддержка, хоть и сейчас скудная, вообще пропала бы как на солнце роса.

Ольга Бузыка


96

Новости партнеров