Ветераны: Война - это смерть и небытие

Ветераны: Война - это смерть и небытие

Харьков, 27 апреля.

Накануне 70-летия Великой Победы корреспонденты НА «Харьков» попытались найти харьковских ветеранов, тех, благодаря кому долгие годы в нашей стране царил мир, мы жили спокойно и благополучно.

Увы, с каждым годом героев той страшной войны остается все меньше и меньше, и мы должны спешить записать то, что они прошли, преодолели и передать нам в виде жизненного опыта.

Виталий Сергеевич Аксенов попал на фронт 16-летним мальчишкой, скрыл свой возраст, сбежав из дому. Уже тогда считал, что никто не может оставаться в стороне, когда Родина в опасности. Закончил курсы связистов, был трижды тяжело ранен, Победу встретил в Австрии.

аксенов

Виталий Сергеевич Аксенов

«Мне больше 80 лет, война из них длилась всего лишь пять, а я до сих пор считаю те годы самыми важными и страшными в моей жизни. Все тогда казалось самым-самым: самые важные победы, самые надежные друзья, самые страшные потери. Девушку, которую я любил, фашисты сожгли заживо в ее доме вместе с семьей, потому что она помогала партизанам. Мои родители не дожили до моего возвращения с фронта. Но если бы вы знали, что мы почувствовали, когда по радио объявили о капитуляции Германии. Это до сих пор самый счастливый день в моей долгой жизни», - рассказал Виталий Сергеевич.

По его словам, сейчас много говорят о патриотизме, твердят, что ему нужно как-то по-особенному учить. Но в 1941 году их никто этому не учил, весь его класс как один пришли на призывной пункт, ни у кого не было даже сомнения, что только от них зависит мирное небо над родиной и ее счастливое будущее.

«Не было ничего ни пафосного, ни восторженного в нашей любви к родной земли, и после победы мы не считали, что совершили что-то особенное. Мы просто сделали то, что должны были сделать», - подчеркивает ветеран.

Он был уверен - после той страшной войны больше никому не придет в голову взять оружие против мирного населения, никто не захочет сталкивать разные нации. Ветеран отметил, что его поколение и их детей выросло с четким пониманием, что страшнее войны ничего не может быть на свете, а мир - главная ценность, которую нужно беречь.

«Поверьте мне, старику, в войне нет ничего романтичного или вдохновляющего. Война - это прежде всего смерть, небытие, грязь, кровь, боль, она ничего не оставляет после себя, кроме руин и пожарищ. И те, кому кажется, что войны позволяют двигать историю или экономику, должны, прежде всего, сами попробовать это на своей шкуре. Мне жаль, что наших сил не хватило убедить нынешнюю молодежь, что мир нужно беречь пуще зеницы ока. Это в чем-то наша вина - ведь мы видели войну, мы все о ней знаем, мы должны были им объяснить, убедить, но не сумели почему-то, не хватило правильных слов», - рассказал Аксенов.

Виталий Сергеевич будет праздновать День Победы дома, среди детей и внуков, за семейным столом, но не потому что чего-то боится: «Чего мне уже бояться в моем-то возрасте? В те далекие 40-е годы я столько раз рядом видел смерть - простите старика за пафос - что не боюсь ни смерти, ни чего-то еще. Здоровье просто стало подводить, вот это обидно. А так еще хотелось бы собраться на площади с другими ветеранами, вспомнить прошлое, мало нас совсем осталось, и с каждым годом все меньше остается. Дети все время за меня боятся, говорят - дед, не носи ордена, не носи георгиевскую ленту. В чем-то я их понимаю, конечно, страшные времена настали, но воинская гордость выше этого всего. Поэтому если все-таки соберусь выходить 9 мая из дома, обязательно выйду при полном параде».

Маргарита Павловна Тищенко

Маргарита Павловна Тищенко

Маргарита Павловна Тищенко, начиная с 1946 года, ни разу не выезжала из Валок Харьковской области, и великий праздник тоже будет встречать там:

«Мне 15 лет не было, когда началась война. Жили с родителями в Сумской области, отец сразу на фронт ушел и в первые же недели погиб. А меня мать долго прятала на чердаке, чтобы немцы не угнали, но так и не уберегла - где-то зимой 1942 всю молодежь нашего села погрузили в вагоны и повезли. Сейчас вспоминаю и ума не приложу, откуда у нас столько сил было, прыти, уверенности, бесстрашия. Нынче пройдусь к магазину и обратно, и потом два дня отдыхаю.

А тогда я и еще три мои подружки сбежали из вагона буквально через пару десяткой километров после отправления - немцы неплотно закрыли нас. Прыгали прямо на ходу, в снег. Нас партизаны подобрали, спасли нас - после 15 км по снегу и по лесу мы уже думали, что не выживем. Так и партизанили до конца войны. Но из нас четверых одна я победу встретила, всех моих подруг убили, не дожили они», - бабушка начинает горько плакать. Столько лет прошло, а она до сих пор помнит эти события, как будто они были вчера.

На войне Маргарита Павловна встретила свою первую и единственную большую любовь: «Мой Никита у нас связным был, опекал меня, девчонку, пытался и одежду потеплее найти, и кусок побольше скормить. А когда война закончилась, мы с ним в Валки перебрались, у него тут родня жила. И дом своими руками строили, и на трех работах работали, и детей воспитывали. И знаете - совсем не трудно было, казалось, главное - победили, а остальное сделаем, построим, наладим, восстановим. Не хочу, конечно, ныть по-стариковски, но смотрю на нынешнюю молодежь - мы ведь веселее жили, у нас смысл в жизни был, знали, зачем живем. И пусть сейчас все говорят, что глупости это все. Ну и ладно! Зато было, во что верить!»

Бабушка не любит носить свои медали и ордена, и военные, и за трудовые достижения: «Скажут, хвастается бабка на старости лет. Кто знает, тот и так знает. А мне лишней славы не нужно. Говорят, новые власти в Киеве решили День Победы отменить. Я вам вот что на это скажу - я на них даже не сержусь. У меня День Победы в сердце, даже если бы вдруг календарь отменили, я этот день почувствовала бы. В нем всего намешано, и горького, и радостного. Иногда думаю, если бы не было войны, сколько бы людей хороших осталось в живых, сколько людей не потеряли бы самых близких и родных. Но потом понимаю - без той победы мы не смогли понять, как важно в мире жить».

Баир Рустамович Джадарбаев

Баир Рустамович Джадарбаев

У Баира Рустамовича Джадарбаева есть большая мечта - на 70-летие Победы навестить свой родной Забайкальский край, где он родился, и откуда ушел на фронт еще совсем мальчишкой.

«Вот мне никто не верит, когда говорю, что ушел с конем воевать. И что русский язык выучил на войне - тоже не верят. Вот вы говорите - дружба народов, но для вас же это все слова. А меня первый раз от смерти спас грузин, второй раз - парень из Полтавы, третий раз - москвич-скрипач, и сам погиб при этом. В 1941 году казалось, что вот пару месяцев повоюем и войне конец, страшнее всего стало, когда немцы к Москве стали подходить.

Знаете, тогда молодой был, стыдно было признаваться, а теперь скажу - на войне всегда страшно. И умирать боялись, и в плен попасть, под пытками товарищей сдать, и в бою вначале очень страшно было. Нет человека, которому не страшно в первый раз под пулями. Важно просто этот страх преодолеть, потому что есть вещи поважнее страха», - говорит Баир Рустамович.

Во время освобождения Харькова он был тяжело ранен и почти год пролежал в госпитале, весь закованный в гипс: «Заново учился ходить, ложку держать, одеваться. Медсестра Ниночка меня по сути выходила, спасла. Я ведь вначале думал, что калекой останусь, жить не хотел. А она мне даже книжки по вечерам читала в госпитале, терпела мои крики, говорила, что я выздоровею».

Ниночка - Нина Андреевна после выздоровления нашего собеседника стала его женой и матерью его троих детей. В прошлом году Нины Андреевны не стало.

«Мое поколение прожило удивительно счастливую жизнь. Мы всегда побеждали, а человеку важно побеждать. Победили фашизм, полетели в космос, восстановили страну, освоили целину, воспитали отличных детей, внуков и правнуков. Меня вот журналисты спрашивали недавно - чем же они отличные, если в стране опять войну устроили? А я на это отвечаю - не надо всех под одну гребенку стричь. Войну наши враги устроили, а они у нас всегда были. А наши дети и внуки просто не смогли им помешать, слабоваты немного оказались, и у нас, стариков, уже силенок немного осталось. Это, наверное, единственное, что меня тревожит - как же они без нас справятся, когда нас всех не станет?» - подводит итог беседы ветеран.

Евгений Паромный


1540

Новости партнеров