Сергей МЕЛЬНИК: Бессмысленное и беспощадное

Сергей МЕЛЬНИК: Бессмысленное и беспощадное

Все двое суток проведенных по обе стороны Киевских баррикад, из головы не идет одно детско-юношеское воспоминание. 92 год. Венгрия. Будапешт. Подрыв мощной петарды на центральной улице. Мадьяры, из тех кто стоял поближе, залегли в позиции «руки за голову». Те, кто подальше, — побежали, пригнувшись, прочь. И только наша группа из Украины, в основном все киевляне, включая взрослых сопровождающих, спооокойненько поворачивается в сторону звука и идет посмотреть «чо-там такое»…

Вот поэтому на баррикадах нет пьяных. Совсем нет. Просто не нужно. Куража и безумия там столько, что все необходимые вещества у боевиков вырабатываются естественным путем. Большинство воспринимает происходящее, как компьютерную игру в режиме 5D. Правда тут не «сохранишься»… Вот потому и возмущаются так «онижедети», когда им прилетает подарок «с той стороны», когда на штурмах их вяжут. Так не честно, так не играют…

21-22 января. День/ночь. На стороне беспощадного.

… Я на пригорке, со стороны милицейского кордона. Со стороны баррикад, с «батькивщиновской» агитмашины, призывы «сложить щиты и разойтись». Обещают, что работники милиции, которые сдадутся, — получат работу при «новом правительстве». Все это на фоне монотонных ударов о все металлические предметы и барабанной дроби о бочки. Короче — звуковая поддержка по всем канонам мастеров эриксонианского гипноза. Но у ВВ и «Беркута» — своя магия и колдунство. В ответ стучат щитами, заглушая «драм энд бас» оппозиции. Между баррикадой и монолитом ВВ идет молебен священников из Десятинной церкви (монастыря) УПЦ МП.

… В полдевятого вечера из-за «малой баррикады» между колоннадой и жестяной башней с плазменным экраном, разделяющей собственно Грушевского и вход в аллею Мариинки, летят первые камни брусчатки. Священники и несколько киевлян с иконами становятся между милицией и баррикадой. На сгоревший автобус забирается отец Дмитрий и увещевает боевиков прекратить атаки. Затишье длится 15 минут, ровно до крика со стороны баррикады: «Это не наши попы, а московские, — бей их». Священники и их паства стоят под градом камней и коктейлей Молотова. До первого попадания в голову. Их уводят силой и они продолжают молебен на Грушевского, — там чуть потише. Молиться они будут до утра, до самого штурма.

… В темноту парка летят камни и бутылки с напалмом. Кто не в курсе — да, коктейль Молотова — это домашний напалм. Мыло плюс бензин творят чудеса: он отлично прилипает, отлично горит, и его очень сложно погасить. Первые жертвы среди Ввшников. Первое »..*ядь», попадание мне в ногу. Хорошо, что на излете.

… Менты злые, очень злые. Злые в равной степени на «онижедетей», тройку оппозиционеров  и свое начальство. Это ближе к трем ночи, когда по три раза пройдет смена монолитов ВВ, отрядов «Беркута» и «Тигра», мы все перезнакомимся и начнем стрелять друг у друга сигареты и воду. А сейчас десять вечера, злые глаза из-под масок, и любой диалог начинается словами: «Ну вы же правду хоть покажите наконец, правду! С нашей стороны постойте, не уходите, смотрите сами»… С этой стороны только две жилетки «пресса», моя и парня с «ТВі». Чуть позже подтянется Олег Крючков с «Нового».

… А злые они вот почему. Не только из-за сожженных и покалеченых товарищей, но в первую очередь, наверное,  из-за двусмысленности положения. Им почти ничего нельзя. Пацаны говорят: «Был бы приказ — за сутки бы зачистили этот балаган»… Но приказа нет, и происходит печальная игра «сопка ваша — сопка наша». Новый пакет законов не отменяет депутатскую неприкосновенность, а значит, любой депутат может лечь под гусеницу саперного танка, — и посадят танкиста. Посадят в любом случае и при любой власти — милиционеры в этом уверены.

… 22.30. Пошли в ход газовые гранаты. Думаете менты кидают? Ага, щаз, я не знаю, где боевики набрали столько «Терена-6″, но канонада из-за малой баррикады и колоннады почти непрерывная. Плюс уже привычные камни и бутылки с зажигательной смесью. Плюс травматика и пневматика из-за забора Мариинки. Плюс гайки из рогаток. До часу ночи менты огрызаются тем, что просто выкидывают неразорвавшиеся бутылки обратно через баррикаду. А на Грушевского продолжается молебен. Командиры говорят: закончат молиться — начнется атака.

… Кстати про командиров. В первых рядах ВВ — полковник Юрий Руденко. В первых рядах крымского»Беркута»  — майор Виктор Денисов. Они стоят перед линией своих бойцов. Они стоят без шлемов. Они стоят без масок и не скрывают своих лиц. И свое мнение высказывают, не боясь называть имен и фамилий.

…01.00. Боевики поджигают малую баррикаду на колоннаде и под прикрытием дымзавесы выводят своих бойцов на крышу колоннады и жестяную «башню». Оттуда камни, гайки и бутылки летят намного дальше, а запас сделан еще засветло. Начинают гореть деревья в парке. «Беркут», прикрываясь щитами, выводит бойцов с дробовиками на передний край. Стреляют патронами » Терен-12 » . Жалуются, что патрон украинского производства и «пукает» на пять-семь метров, — дальше уже толку от него нет. Подходит смена с запасом газовых гранат. На них менты тоже жалуются – утверждают, что каждая четвертая взрывается не вовремя, иной раз чуть ли не в руках. Под прикрытием малых тактических групп пожарные подтягивают рукав и начинают гасить баррикаду и очаги пожаров в парке. Через 5 минут разрывает сцепку и неуправляемый шланг мощной струей окатывает коробку ВВшников. Мороз -10. Я думал, они своих пожарных сами пристрелят, но ничего — обошлось.

… Боевики наконец заметили наши оранжевые жилетки в темноте парка. Теперь любая попытка высунуть объектив встречается из-за баррикады пучком лазера в морду и в оптику. Кстати про жилетки. Стрельба по журналистам во время штурмов обусловлена элементарным фактором. Жилетки раздавали в оппозиционном пресс-центре Дома Профсоюзов, поэтому их не носит только ленивый. В итоге в рядах оппозиции множество «журналистов» формата — «в одной руке камера, в другой — камень». Менты честно предупредили — разбираться будем потом, во время атаки для нас жилетка не значит ничего. В пресс-центре МВД могли бы раздать какие-то опознавательные знаки, но мы же не в той стране живем, — здесь зима никогда не кончится…

… Ребята с «Нового» и парень из ТВі ушли через баррикады на Грушевского в сторону Европейской. Остался один. Наверное сглупил, потому-что через полчаса баррикаду закрыли наглухо. Подумалось, что до утра уже не выберусь, но оказалось, что ошибся. Зато до 04.30 налюбовался на работу «титушек» вдоль забора. Вот эти для куража бухают не по-детски. Башни у них снесены напрочь, подхватывают полуразбитые горящие бутылки и выбрасывают обратно в крадущихся по склону боевиков оппозиции. Разговаривают исключительно матом или на «фене» и прекрасно друг друга понимают. Я значительно «обогатил» свой словарный запас.

… 04.30. Майор предупреждает, что они скоро начнут вылазку и атаку. Пацаны честно предупреждают, что с момента атаки мой статус журналиста для них — пустое место и первая подача дубинкой — моя. Через баррикаду на Европейскую уже не пройти. Выхожу тылами через все кордоны в сторону Мариинки и метро Арсенальная. До последнего кордона и поворота на Кабмин присоседился к отряду » Беркута», идущего со смены. Дальше сам, по Грушевского. И уже напротив китайского посольства пара «титушек» из Мариинки «чотко» выцеливают меня с фотоаппаратом. Вижу, что догонят и отожмут. Это в лучшем случае. Спасло случайное и единственное на улице такси. Бросок в машину: «Командир, гони — потом рассчитаемся»…

22-23 января. День/ночь. На стороне бессмысленного

…16.00. На этот раз снизу, со стороны Европейской. За баррикады, на сторону монолита милицейских щитов не пройти — сплошная стена огня. Столб дыма виден из Святошино. Кстати, оттуда-же, с объездной на трейлерах тянут тяжелую саперную технику, какие-то гигантские бронированные грейдеры на шасси танка Т-72.

… Народ прибывает с Майдана. Женщин и детей в сторону Европейской стараются не пускать. Приоритет движения у тех, кто тянет груз. Тянут покрышки, тянут разобранные на Крещатике рекламные конструкции. Тянут брусчатку в тачках. Ее выворачивают уже и с самой Европейской и с Крещатика. В обратную сторону тянут раненых. Впрочем, основной медпункт устроен в парламентской библиотеке.

… «Аркадийцы отважно сражаются, но они дилетанты и гибнут один за другим» («300 спартанцев»). На баррикадах — дичайшая смесь организации и дилетантизма. Основная тяжелая травма у боевиков — выбитый глаз. Основная легкая — ожог. Глаза выбивают тем, кто слишком долго задерживается возле огневого заслона — метнуть коктейль или булыжник. Со стороны Мариинки прилетают резинки 12 калибра  и «обратка»булыжников». Ожоги — у тех, кто мечет горящие покрышки. Дилетанты пытаются вскрыть крышки приваренных канализационных люков ломами. Ломы гнутся и мнутся, а крышки не сдаются. Хотят перекрыть воду, которой пожарные пытаются погасить угол баррикады. Им невдомек, что это люк теплотрассы. Дилетанты каждые полчаса пристраивают огромную рогатку, предназначенную для метания брусчатки и коктейлей в сторону ненавистных ментов, но каждый четвертый камень летит в обратную сторону, вроде-бы недалеко, но зато «надежно». Дилетанты кидают коктейли в арку, смесь прилипает к колоннам и архитраву и липкими горящими комьями капает на других «метателей». Дилетанты дожигают покрышки возле огромной витрины, она лопается и ранит людей внизу. Но это все неважно — виноваты во всем все равно будут менты.

… 23.00. Сразу за огневым заслоном, — пространство заполненное людьми, а уже за ними вниз по Грушевского выстроили 6 баррикад. Первая — еще одна гора покрышек высотой в двухэтажный дом. Дальше четыре баррикады из автокузовов и всякого хлама, переплетенного колючей проволокой. А по линии медпункта в парламентской библиотеке — баррикада из бетонных фундаментных блоков, их притащили «Автомайдановцы», разобрав опоры билл-бордов и запрягая машины «цугом», как лошадей, по 2-3 в ряд. Теперь здесь и танки не пройдут. Но, но! Эти же шесть баррикад придется преодолевать тем 8-10 тысячам митингующих, скопившимся в «кармане» за огневым заслоном. Дилетанты в погоне за прочностью защиты построили себе огромную мышеловку.

… Пожарные за линией огня даже не управляют гидромонитором, просто выставили его так, чтобы поливать самый угол огневой стены, — там может загореться жилой дом. Впрочем, под утро он все равно запылает.

… Появились священнослужители из Филаретовского патриархата. Служат молебен, благословляют упавших на колени «огнеметателей». То, что Бог на их стороне, обосновывают розой ветров; действительно — всю ночь жирный смрад от горящих покрышек идет в сторону милицейского заслона и Мариинского парка. Так что к войне политической вполне может добавиться война религиозная. Кто тут сказал, что Украина — моногосударство?

… Приехал Рефат Чубаров — лидер нелегального этнического парламента крымских татар. Он что-то активно обсуждает с командирами «Правого сектора». И он точно знает, что киевские и центральные СМИ его плохо знают. Поэтому завидев, что его снимают, прячет лицо и уходит в сторону майдана.

… 00.00. В медпункте второй час оперируют мужика с проникающим ранением легкого. Калибр 12,7 мм. Из чего стреляет милиция — я уже писал выше. Кстати, в меня три резинки на излете долетели. Если не в лицо — то удар еле чувствуется. Но тут другая ситуация — боевики причитают про «беркутовских» снайперов на крыше, хотя у «Беркута» на вооружении такого калибра в принципе нет. Для понимания — это пуля размером с «нежинский» огурчик, и если в человека попадает три таких пули, то от него остаются только сапоги и каска вместе с тем, что там было — остальное улетает в мировое пространство. Впрочем, в толпе ходят и другие слухи про иностранных снайперов, привезенных для разжигания конфликта.

… 01.00. Кстати, о слухах. Иногда полезно, любуясь борьбой огня и воды, просто внимательно послушать. Пухлая барышня в НАТОвском камуфляже, с кевларовым щитом и в советской каске, подносит мне чай, стреляет сигарету. И болтает без умолку. Я только улыбаюсь и киваю. Не в силах передать тот суржик, на котором она говорит, буду писать своеобразным «транслитом». Голова у нее «набыта знанням точным зи штабу на майдни у котрому вона жывэ». Сама — военнослужащая из Бердичева. Командир отпустил ее «у видпустку», но она поехала воевать за майдан. Интересное представление о присяге. От нее же я услышал про «Танкы. яки идуть з Чернигова», про «снайперив на кришах», и про то как «Вона самолычно потравыла 20 беркутовцив» — бросив прошлой ночью в них 150 аптекарских бутылочек с аммиаком. После этого «10 бойцов казалы командыру, що воны домой поидуть и воювати против народу не будуть».

… А еще оказывается у милиции запрещают и отбирают мобильные телефоны «Щоб батькам не дзвонили, а то мати им каже, щоб домой йихали и не войувалы».

К утру стена огня достигает высоты двухэтажного дома. Оппозиция постепенно расходится. Штурма не будет — очевидно, что «Беркут» через огонь не полезет. Компьютерная игрушка пока не пускает боевиков-игроков на новый уровень. «Монстры»спрятались в дыму, а «босс уровня» — не выходит. Им становится скучно. Пойду и я посплю — покрышки горят долго…

Дмитрий Майдан


245

Новости партнеров