ПЛАТОН БЕСЕДИН: Украина – на грани самоубийства

ПЛАТОН БЕСЕДИН: Украина – на грани самоубийства

На днях радио «Вести» спросили: «Как вы относитесь к иной точке зрения?». Украинской аудитории было предоставлено два вариант ответа. Мнения распределились так: «Спокойно, человек имеет право на другую точку зрения – 71%. Не приемлю, бесит, готов убить – 29%».

Причём ведущая не раз акцентировала внимание на окончании второго варианта ответа: «Готов убивать». И почти треть украинцев сказала: «Да».

Согласен, опросы – вещь зачастую необъективная, в самой своей механике заточенная под конкретные цели, и можно было бы отнестись к данной цифре, почти в 30%, либо со скепсисом, либо равнодушно – однако сама украинская действительность не позволяет этого сделать.

В Украине идёт уничтожение несогласных. Идёт на фоне заключения страны в тоталитарную матрицу лжи, насилия и террора. Странные человеконенавистнические заявления трансформировались в конкретные убийственные действия. Те, кто выплыл из пучин революции, манифестировав свою ненависть к большевикам, действует их же методами. И в данном контексте убийство как инструмент становится не просто логичным, но необходимым. Оно единственно эффективное решение проблемы инакомыслия в стране. Однако решение, надо понимать, весьма и весьма кратковременное.

Если же власть генерирует или реализует запрос на убийство, то это чревато, прежде всего, для неё. Тем сильнее, распрямившись, ударит в ответ ныне сжимающаяся пружина.

Если же власть дистанцируется от произошедшего, списывая убийство Бузины, Калашникова и других жертв на действия российских спецслужб или внутренних маргиналов, то необходима чёткая артикуляция данного отстранения. Её нет. Как нет и внятных объяснений. Значит, тем самым власть либо берёт на себя ответственность за убийства, оправдывая их.

Со временем этот промах неизбежно используют против неё же. Потому в данном формате нынешняя украинская власть обречена. Она безумна для 71% толерантных и слаба для 29% радикалов.

Со временем проценты эти, безусловно, изменятся, расслоение лишь усилится. И это уже будет разделение не по языку или политическим взглядам, дифференциация не на Восток и Запад, а разграничение по праву на кровь, по праву на возможность окончательного решения. Такой окажется финальная, апокалипсическая, если угодно, точка, за которой невозможной станет даже попытка диалога между вчерашними украинскими единомышленниками.

Глупо считать, что произошедшие убийства выгодны российской власти. Ведь они, подобно уничтожению Немцова, совершаются для расшатывания внутренней ситуации и активизации оппозиционных сил. Однако в Украине убийства Бузины, Калашникова и других, наоборот, вытекают из сложившейся системы и могут лишь окончательно если ни смирить, то заткнуть несогласных. Тем более, накануне годовщины одесской трагедии и Дня Победы.

Собственно, это и произошло. Оппозиция ушла в окончательное подполье. Слышны исключительно голоса «потенциальных убийц» из 29% меньшинства. Они фонтанируют восторгами, наивно полагая, что ликвидация оппозиционеров идёт во благо Украины, а их самих при этом не тронут. Ошибка. Ведь это лишь первый этап отстрела, на следующем же – их очередь.

Но меньшая часть из условных 29% это, конечно, понимает. От того готовится к борьбе не только против здравомыслящих украинцев, но и против самой власти.

С другой стороны её атакуют те, кто сегодня находится вне доминантного вектора. Да, сейчас они покорны, забиты: действует эффект запугивания, когда лучше спрятаться, смолчать. Однако страх парализует лишь до определённого предела, после которого человек, загнанный, отчаявшийся, волей-неволей будет сражаться как в последний раз. Именно к такому финальному майдану подталкивают сегодня народ. По собственной глупости или по чужому заказу.

Тем глупее думать, что нынешняя волна террора и насилия выгодна украинской власти. Впрочем, скорее всего, она и сама так думает. Но фактически это приговор. Сначала ей, а после стране.

Альбер Камю считал, что главный вопрос философии – это вопрос самоубийства. С Украиной – та же история. Страна из-за усилий её лидеров, активности радикального меньшинства и бездействия запуганного большинства находится на грани самоубийства. Она не знает как существовать, но существует. И потеря Крыма, Донбасса – тут лишь начало. Дальше вероятна деструкция всей страны. Ведь хаос нельзя структурировать хаосом, как это пытаются сделать сейчас.

Платон Беседин, писатель и публицист


8930

Новости партнеров