Александр БЕЛОЗЁРОВ: «Месяц со дня подписания Украинско-Российских соглашений: итоги и возможности»

Александр БЕЛОЗЁРОВ: «Месяц со дня подписания Украинско-Российских соглашений: итоги и возможности»

В последний месяц власть с разумной быстротой (с учётом новогодней передышки) восстанавливает контроль над ситуацией в стране. Однако обещанная (и уже частично полученная) помощь от России не гарантирует автоматически ни экономической, ни политической безопасности в стране в 2014 году, ни выхода на устойчивый рост экономики в ближайшие годы.

Коснусь нескольких ключевых тем: реакции рынков на достигнутые соглашения, предстоящей активизация экономического сотрудничества с Таможенным Союзом, принятие государственного бюджета на 2014 год.

Реакция рынков

Большинство аналитиков инвестиционных банков любят писать о спасительности, необходимости и полезности кредитов МВФ для роста стоимости инвестиционных инструментов страны. Рассуждения обычно просты: если Украина начнёт проводить реформы, рекомендованные МВФ, и получит от МВФ кредиты, это повысит её инвестиционную привлекательность и стоимость её инвестиционных инструментов. Если же Украина не будет проводить реформы и сотрудничать с МВФ, ничего, мол, хорошего не будет.

В ноябре 2013 г. Украина не стала повышать цены на газ для населения и не получила кредит МВФ. Рынки между тем быстро отреагировали на отказ от сотрудничества с ЕС и МВФ и заключение соглашения с Россией.  5-летние CDS Украины упали с более чем 1100 базисных пунктов до примерно 700 базисных пунктов (CDS (credit default swaps, страховка от дефолта – самый удобный инструмент для отслеживания кредитных рисков страны ). 26 декабря 2013 г. международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s повысило прогноз изменения долгосрочного рейтинга Украины в иностранной валюте с «негативного» на «стабильный». Но стоит отметить, что 1 ноября 2013 г., когда украинское правительство готовилось подписать Соглашение об ассоциации с EC, это же агентство рейтинг Украины понизило.

Характерна история про скупку украинских еврооблигаций фондами под управлением Franklin Templeton. Когда было объявлено о покупке 20% украинского суверенного торгуемого долга, украинские масс-медиа и социальные сети переполнились всевозможными конспирологическими версиями о скупке «нэньки Украины». Один (похоже, уже бывший) депутат даже написал на оппозиционном сайте крайне непрофессиональный блог, велев считать его депутатским запросом правительству по поводу совершённой правительством сделки (?!).

В итоге всё оказалось проще простого: компания, управляющая фондами, и, разумеется, сами фонды очень хорошо заработали на повышении стоимости украинских еврооблигаций после заключения декабрьских соглашений с Россией. В данном случае, был расчёт не на какой-либо шантаж украинского правительства, как утверждали конспирологи, а на благополучное разрешение финансовых проблем украинского правительства.

Подводя итог, международные рынки украинских финансовых инструментов уже отыграли позитивные новости, и дальнейшие изменения на рынках будут зависеть как от количества ликвидности и настроениях на глобальном уровне, так и от политической стабильности и внятной экономической политики внутри страны. От политической стабильности –  прежде всего.

Экономическое сотрудничество с Таможенным Союзом

Власти особенно требуется показать результаты от сотрудничества со странами Евразии в ближайшие год-два, но это будет весьма непросто сделать. Очень многое надо будет начинать почти с нуля. Интересы отдельных лиц, как в украинских, так и в российских деловых и политических кругах могут противоречить конкретным задачам восстановления экономического сотрудничества.

Возьмём в качестве примера авиастроение. Несмотря на многолетние разговоры о необходимости углубления сотрудничества между авиастроительными комплексами двух стран, дело на Украине ограничивается малосерийной сборкой самолётов и их частей, а также передачей документации. За последние годы у украинских самолётов появились российские конкуренты: у Ан-148 – Sukhoy Superjet, у Ан-70 – Ил-476. Турбовинтовым Ан-140 приходится испытывать сильнейшую конкуренцию на российском рынке со стороны французско-итальянских ATR и канадских Bombardier. Решением может стать не глобальное объединение российского и украинского авиапромов, что крайне долго и непродуктивно, а создание одного-двух совместных предприятий под конкретные программы.

Существуют также риски недостаточной ценовой конкурентоспособности украинской продукции на российском рынке. Минимизировать их можно аккуратным плавным обесценением гривны, опережающим инфляцию. Россия давно пользуется режимом валютного курса, плавающего в корректируемом коридоре. Такая политика позволяет сберегать валютные резервы.

Однако не стоит рассчитывать на то, что при выравнивании дисбаланса на валютном рынке остальное в восстановлении евразийских экономических связей сделает «невидимая рука рынка». Не сделает. Во-первых, должна коренным образом измениться определённость и устойчивость геоэкономичесокой стратегии Украины. Пока есть риски возобновления авантюр с так называемой евроассоциацией (пусть даже на словах),  евразийские бизнесмены и инвесторы не будут рассчитывать на достаточную надёжность сотрудничества с украинскими предприятиями. Будет продолжаться импортозамещение (характерные примеры – новый завод вертолётных двигателей в России, обходные газовые потоки). Во-вторых, для осуществления некоторых долгосрочных проектов у представителей украинской стороны может не хватить мотивации: отдельные проекты могут не приносить быстрой возможности личного заработка и поэтому просто игнорироваться или откладываться. В данном случае потребуется в одних случаях командная система, в других – нахождение возможностей, чтобы руководители проектов могли заработать, либо комбинация того, и другого.

Очень хочется пожелать правительству излишне не рекламировать будущих достижений украинско-российского экономического сотрудничества, потому что во многих отраслях результатов через год просто не будет, или они будут очень скромными, а оппозиция не оставит это без внимания. Крайне важно привлечение достаточно широкого круга экспертов  для выработки конкретных путей восстановления и создания новых экономических связей (избегая, по возможности, тех экспертов, которые рекомендовали подписание крайне опасного для страны Соглашения об ассоциации). Отраслевые, экономические и юридические эксперты помогли бы правительству найти точки экономического роста, пути оптимизации государственных производств, организации межгосударственного экономического сотрудничества и формулировании более сильной внешнеторговой политики Украины.

Закон о бюджете на 2014 год.

Мы уже видим и будем продолжать наблюдать интенсивную критику бюджета и процедуры его принятия, которая звучит, в первую очередь, в средствах массовой информации. В этом нет ничего удивительного. В любой стране оппозиция была бы настроена весьма критично к бюджету, предлагаемому правящей партией; ну разве что головы бы оппонентам не разбивали. И в условиях доминирования оппозиционных средств массовой информации в стране, особенно в интернете и в социальных сетях, создаётся искажённая картина происходящего. К примеру, сравниваются средства, выделяемые на содержание аппарата президента и на лечение детей, больных какой-то определённой болезнью. Такие манипуляции чувствами людей, впрочем, видеть неудивительно: пропаганда в стране развита хорошо. На неё работает сонм иностранных агентов. Хорошо, что теперь это выражение будет звучать гораздо чаще, в полном соответствии с ситуацией, сложившейся на Украине. И, к сожалению, нельзя не признать, что налоговая и социальная политика власти давала и даёт повод для умело подогреваемого недовольства экономической ситуацией.

Теперь о цифрах бюджета. ВВП и, соответственно, доходы бюджета (393 млрд. гр.), по-видимому, излишне оптимистичны и недостижимы без двузначной инфляции или появления каких-то точек особого роста. Рассчитывать на опережающее повышение доходов бюджета по отношению к росту ВВП особенно не приходится. Разгонять инфляцию искусственно вредно для экономики и в предвыборный год весьма опасно для власти. Кроме того, если инфляция будет опережать девальвацию, это ещё более будет укреплять реальный курс гривны. Тем самым будет усугубляться вред для конкурентоспособности украинской экономики, вызываемый завышенным курсом гривны.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что доходная часть бюджета полностью выполнена не будет. Возможно и сокращение менее приоритетных расходных статей. В этом нет ничего страшного. Изменения в государственный бюджет всегда многократно вносятся в течение года, и 2014-й, по-видимому, не будет исключением. Самое главное, в этом году, скорее всего, будет возможность получить кредиты от России, часть которых (2,4 миллиарда SDR) пойдёт на выплаты Международному Валютному Фонду, а оставшаяся часть (более 8 млрд. долл., пока неизвестно, в какой валюте) может быть использована Кабинетом Министров для покрытия дефицита бюджета. Нет ничего плохого в закрытии бюджетного дефицита долгом, если это будет способствовать росту экономики.

Таким образом, 2014-й год может стать поворотным от падения ВВП к возобновлению роста, если правительство в ближайшие месяцы определит зоны риска и возможности для роста, а затем будет действовать решительно и быстро. Ну и, конечно, если иностранные агенты (шучу, но в каждой шутке есть доля шутки), оппозиция (во власти и вне её) и примкнувшие к ним недовольные горожане не слишком раскачают лодку, на которой нам многое не нравится, но мы все на ней находимся.

Ольга Бузыка


149

Новости партнеров