ПЛАТОН БЕСЕДИН: Для многих россиян Крым – ещё не Россия

ПЛАТОН БЕСЕДИН: Для многих россиян Крым – ещё не Россия

Собственно, теперь о фильме. Том самом, двухчасовом, который если не все, то почти все увидели, по обыкновению, расколовшись на два лагеря: одни исходят патокой, другие – плюются, точно щёлочи в рот набрали. Я, конечно, о фильме Андрея Кондрашова «Крым. Путь на родину», если кто, злоупотребив барбитуратами, вдруг не понял.

По-моему, замечательно, не правда ли? Когда страна и её окрестности так возбуждаются от документального кино, и никакой «Левиафан» – ха-ха, мистер Звягинцев – с ним не сравнится. Что угодно, но только не равнодушие, да?
Тогда виноват. Потому что у меня именно равнодушие. Относительно этого странного кино.

Если оценивать его с позиции синематографа, то удачно (возможно, замечательно даже) в нём лишь одно – главный актёр. Владимир Путин, вопреки идиотическим наговорам и домыслам, на экране выглядит, чувствует себя прекрасно. Весь он так и лучится тем чувством, руководствуясь которым, согласно Конфуцию, можно прожить всю жизнь – снисходительностью.

При этом он ещё и пронзительно откровенен. Порой чересчур даже. И это, с одной стороны, хорошо, а, с другой, дамокловым мечом нависает вопрос: «Ради чего?». К чему эта игра в откровенность, когда растрачена не одна сотня медийных сил по убеждению общественности в том, что возвращение полуострова – дело рук исключительно крымского народа. Не тех военных подразделений, что упоминаются в фильме, и не тех известных фигур, для чего-то играющих в патетических сценах самих себя, а простых, рядовых людей, вышедших в феврале-марте 2014 года, дабы отстоять своё право на родину. Но именно крымчан, народа в фильме Кондрашова нет и не предвидится. Есть только волевой, мудрый вождь и его мелкие сателлиты, у каждого из которых теперь свой пряник.

И главное – в «крымском пути на родину» нет даже и тени сомнений. Они отсутствуют там как категория. Впрочем, пожалуй, именно таков сегодня zeitgeist. Когда на экране действуют титаны, чьи стальные нервы никогда не подведут.

Но беда в том, что так не бывает. И это, вкупе с другими огрехами, делает фильм «Крым. Путь на родину» во многом фальшивым, ненастоящим. А, между тем, именно данное кино претендует на роль канонического, и его, наверное, будут крутить детям на уроках истории. Зря. Дети могу не понять, рассмеяться.

Фильм Кондрашова если и хорош, то, прежде всего, тем, что весьма показателен. Он главная витрина той видеокартинки, что даётся Российской Федерацией своим гражданам в отношении Крыма. Благостная панорама, на зависть создателям утопий. Всё хорошо, всё прекрасно. А главное – всё однозначно. И при этом желательно как можно больше поигрывать мускулатурой, даже если она так себе.

Фантазийно-елейными оказались и все политические ток-шоу о годовщине Крыма. Случился перебор, господа. Когда моя соседка, ярая путинистка, украинофобка, не отлипающая от телевизора, заявляет «Уж что-то больно красиво врут…». И это, к сожалению, не один частный случай.

Глупо. И чревато. Надо понять это. Признать, исправить. Иначе – на риф напоремся. Но понять мало кто хочет. И уже сейчас делает шаги по украинскому сценарию. Но тех, жовто-блакитных, как и многих других, тоже ведь сгубили замалчивание, однозначность и склонность к утопиям.
России сейчас, где Крым – призма, через которую воспринимается вся страна, крайне важно не идти по лёгкому пути идеализации, а необходимо быть взвешенно-объективной, дабы не растерять ту веру, тот патриотизм крымчан, что может стать зерном, из которого прорастёт мудрость, благоденствие и единство всего государства.

Впрочем, причина столь бронебойного, маскулинного тона фильма очевидна: он сделан главным образом для «материковых» россиян, а те, собственно, не до конца верят в крымское возвращение, в крымское чудо. Их ещё надо убедить и переубедить. Ведь зачастую когда очередной патриот – особенно из власть имущих, медийных – приезжает на полуостров, то обязательно спрашивает: «А что, вы, правда, сами голосовали?».

Для многих россиян Крым – ещё не Россия. Он где-то там, далеко, за границей сознания. От того и нужны все эти возвышенные, пафосные нагромождения, представляющие условный Эдем, коим разжилась Россия.

Вот только для самих крымчан всё это выглядит несколько странно. Они-то, пожертвовав многим, и без того знают, что есть истинный патриотизм на самом деле.
Платон Беседин, писатель и публицист


6620

Новости партнеров