Трижды контуженная и «немножко беременная»

Трижды контуженная и «немножко беременная»

Киев, 11 марта.

Боец «правосечного» батальона ДУК Анастасия «Лиса» Горбачева (какая фамилия!) в Международный женский день 8 марта покорила зрителей Украины тем, в чем с недавних пор страна с уверенностью лидирует во всем мире: «красноречием» и «прямоязычием». Цицерон грустно сидит на скамейке запасных и ждет увольнения.

Кажется, братья Кличко, в связи с весенним обострением, перешли на «массовый покус» населения страны. Умение говорить ярко, образно и «про что вы вообще», становится все более популярным на Украине. Вот и Настя-Лиса, попав прямо с передовой на передачу «Про головне» самого увлекательного украинского телеканала «УТ-1», покорила телезрителей первыми же словами.

- Я вам хочу выдповести на это это дуже коротко… Можно я на русском? – ответила вопросом на вопрос ведущего член националистической организации «Правый сектор» Анастасия Горбачева.

И сразу стало ясно, вот за что стоял «Майдан». Это ведь так разумно и справедливо заставлять всю страну говорить на языке, которого сам ты лично не знаешь. Это же настолько правильно «выгнать» из страны Крым и устроить гражданскую войну в Донбассе, только потому, что там хотят говорить на языке, который и для тебя является не только родным, но и единственным в общении. Это просто грандиозно и мудро.

Девушка Антонина выглядела шикарно. Я бы даже сказал, слишком шикарно. Форма на два размера больше и, почему-то, американская. Защитные перчатки без пальцев, наколенники… Зачем они в студии? Ползать и кувыркаться? Правильно: произвести впечатление. А еще показать, что Киев готовится исключительно к миру.

- А «Правый сектор» придерживается минских договоренностей? – спрашивает «боевую дивчину» журналист.

- Так это не мы начали, — отвечает дивчина, моментально перейдя в режим «сами дураки». — Как только мир был установлен. Так это не мы. Это по нам. «Сепары». А шо нам делать? Не, ну а реально, мы же не будем сидеть и говорить: оп-па, а мы сядем и будем сидеть.

«Не мы». Все «не мы». Одесса — «не мы», Мариуполь – «не мы», авианалеты на Донецк – так там вообще непонятно кто. «Третья сила». А чаще все сами себя.

А что «мы»? У «нас» потерь нет.

Ведущему интересно послушать про «Дебальцевский котел», и начинается время «удивительных историй».

- Вот тут генштаб опубликовал цифры потерь: при выходе из «котла» погибло 19, ранены 135, 9 попали в плен, еще 19 пропали без вести… — бодро диктует ведущий сказки от украинского Генштаба.

Ну, тут уже и девушку слегка берет оторопь. Ну, оно, конечно же, и приврать можно, но есть же предел?

- А давайте я вам не буду ничего говорить: что и как и где и почему? Для того чтобы все понять – там надо побывать. Хотя бы день. А я там уже пятый месяц нахожусь. Я трижды контуженная и раненая.

Ну, могла бы и не говорить. И так все видно. Но ведущему интересно, а что в будущем? К чему готовится «Правый сектор»? Будет легализовывать свои боевые подразделения? Переходить в подчинение МВД или армии?

- Мы сами по себе. Добровольчий украинский корпус. ДУК. Нас на войну не привозят. Мы сами приходим.

Да и видно, что сами. И что никто вас не приглашает. Да как бы не наоборот.

- А оружие? А обеспечение? — интересуется ведущий.

- Волонтеры. А оружие у нас трофейное, – делится Лиса-Анастасия секретами военного ремесла. – Убил пару «сепаров» и автомат.

Ну, пока-то мы видим картинку немного обратную. Пара окружений украинской армии — и у ДНР несколько бронетанковых бригад и десяток тяжелых артиллерийских дивизионов.

Но девушка-то — разведчица. Воевала «восточнее аэропорта». «Шастала» по тылам ополчения и дальше собирается «шастать». И воинская специальность ее не вызывает сомнений. Коллега Надежды Савченко. Артиллерийский корректировщик. То есть по детям и женщинам. Ну, и российским журналистам.

- Ну, вы тоже, эта, как бы мы там, я извиняюсь, конечно, а вот вы когда… Нет, ну я говорить не буду об этом, но вот когда там мы тоже были, извините, я еще просто немножко беременна, — вколачивает последние гвозди в голову ведущего и зрителей безжалостная Антонина.

Антонина. А ведь был уже один забавный персонаж в нашей с вами истории с таким же точно именем. И с похожей судьбой. Макарова Антонина Макаровна. В девичестве то ли Парфенова, то ли Панфилова. Родом из Брянской губернии.

Однако гораздо больше она известна под именем Тонька-пулеметчица. И прославилась как палач «Локотской республики» в годы Великой Отечественной войны. Был такой эксперимент, который проводили нацисты на оккупированных территориях по созданию местных самоуправлений с администрацией из антисоветских партий и движений с привлечением коллаборационистов.

В 1941 году Антонина Макарова попала в «Вяземский котел», долго бродила по белорусским лесам и болотам. Сначала у нее был спутник и между ними даже завязались любовные отношения. Но затем рядовой Николай Федчук - так звали солдата, скитавшегося с Антониной, - наконец добрался до своего села, где у него была семья. Они расстались.

tonya

В дальнейшем Макарова пыталась найти приют в какой-нибудь из деревень, пока ее не арестовали немцы. Антонина была задержана на территории того самого села Локоть. Вариантов было немного. Плен и, почти наверняка, смерть или служба во вспомогательной полиции.

И Антонина, получив пулемет «Максим», стала сама себе «расстрельной командой». В день — до трех расстрелов. По официальным данным, она расстреляла около 1500 человек. За каждый расстрел Макарова получала по 30 рейхсмарок. Сумма, как мне кажется, не случайная. Уже тогда существовал «троллинг».

Самое страшное, что война когда-нибудь закончится. Обязательно. То есть это как раз и не страшно. Это хорошо. А страшно то, что вот все эти «тоньки-пулеметчицы-наводчицы», кто из них выживет, разумеется, будут жить рядом с нами. Их и наши дети будут ходить в одни школы. Они будут жить совсем рядом. Быть может, в соседней квартире.

И Антонина Горбачева будет помнить, как, убив пару «сепаров», получала «Калаш». Как это легко.

Гораздо легче, чем устраивать мирную жизнь.
Олег Денежка.


2386

Новости партнеров