Бронеконные буряты и бурятские танководолазные батальоны

Бронеконные буряты и бурятские танководолазные батальоны

Москва, 4 февраля.

Количество доказательств присутствия отсутствия российских войск в Донбассе скоро превысит поголовье мух на нашей планете и приблизится вплотную к количеству тараканов в головах либеральных журналистов всех вероисповеданий.На этот раз отличилась «Новая газета», а точнее ее спецкорр Елена Костюченко, которая обнаружила в Донецке бурятских спецтанкистов.

Ну, а кто бы еще мог обнаружить секретных танкистов в Донбассе, как не активист ЛГБТ-движения Елена Костюченко? Если уж быть альтернативным, то совсем. Чтобы уже и жить в альтернативной вселенной. Где просторы полей Донбасса режут татаро-монгольские танки, где дрожат от возмущения стрелки осциллографов, а лично Путин, на цыпочках мелкими скачками, выносится из кремлевских ворот, стреляет шесть раз в Немцова, дарит воздушный поцелуй его спутнице-фотомодели и мчится обратно, на заседание правительства. Где «сепартисты» и «колорады» обстреливают сами себя из всевозможных видов тяжелого и не очень оружия, а жители Одессы обожают самосжигаться. Это удивительный и замечательный красочный мир. И все в нем фантастика.

Не верите? Почитайте либерального сказочника Елену Костюченко. Достойная смена Латыниной и Кашину подрастает. Итак: интервью с бурятским танкистом в Донецке.

О предметах и первоисточниках

По утверждению Костюченко, в ожоговом центре при областной центральной клинической больнице славного города Донецка она побеседовала с обожженным солдатом-контрактником из Российской Федерации.

«Доржи Батомункуев, 20 лет, 5-я отдельная танковая бригада (Улан-Удэ), воинская часть № 46108. Срочник, призван 25 ноября 2013 года, в июне 2014 заключил контракт на три года. Личный номер 200220, военный билет 2609999, — бодро, совсем «по-тымчуковски» отстукивает альтернативная журналистка, но понимая, что звучит все это пусть и убедительно, но скучновато, тут же добавляет немного пронзительного трагизма. — Лицо сожжено, обмотано бинтом, из-под бинта выступает кровь. Кисти рук тоже замотаны. Уши обгорели и съежились».

Картина, согласитесь, страшная. Фото к статье тоже жуткое. И что-то неуловимо напоминает. И мы вернемся к этому позже. Пока же отметим одну деталь: личный номер военнослужащего в армии РФ имеет не цифровой, а буквенно-цифровой формат. То есть выглядеть он должен был например так: А-200220.

Но это, согласимся, мелочь. Девочка, да еще из ЛГБТ-сообщества, наверное, лучше разбирается в розовых котиках и голубых щеночках. Но пишет она почему-то о танках.

Далее Костюченко ведет неторопливую беседу с раненым танкистом, не забывая периодически напоминать, что у него где-то сочится кровь, трескается обожженная кожа и вообще он недавно был в реанимации. Судя по объему текста, а ведь в него вошла явно не вся беседа, разговор длился точно более часа.

Проверить это очень просто. Возьмите секундомер, и прочитайте интервью вслух. Не торопясь и делая паузы. У меня вышло 20 с лишним минут. Прибавим сюда, то с какой скоростью говорил танкист с полностью обожженными губами. И явно не в лучшей физической форме. А также, добавим тот факт, что в окончательный текст чаще всего не входит от 30 до 50 процентов материала.

А теперь ответьте мне на простой вопрос: какой врач-изувер, тем более в таком рискованном отделении, как ожоговом, разрешил журналистке свободно беседовать с раненным, который еще не так давно находился в реанимации? И какой боец после подрыва в танке будет, лежа ослабевшим на больничной койке, с такой откровенностью и так долго беседовать с журналистом?!

Далее идет душераздирающий рассказ. Полный живописных и, что главное, специфических военных, деталей из которого следует ровно две вещи. Первая: весь материал задуман ровно с одной целью – доказать агрессию России в Донбассе. И вторая: журналист Елена Костюченко ничего не понимает в военном деле.

По порядку

Так откуда взялся вообще этот бурят-танкист? А взялся из удачного для украинских пропагандистов стечения обстоятельств.

Еще в октябре 2014 года украинская пресса взахлеб стала писать о двигающихся из Улан-Уде прямиком в Донбасс русско-бурятских танкистах из 5-й отдельной танковой бригады. Такая бригада действительно существует и действительно она расквартирована в Улан-Удэ. А раз в Улан-Удэ, то служат там, по мнению, журналистов сплошь буряты. Что крайне удобно в русле рассуждений о «татаро-монгольских ордах».

Кроме того, чуть ранее появилось несколько видео с ополченцами-добровольцами из Забайкалья. Из Читы, и, в том числе, Улан-Удэ. Причем снятое ими самими. Что и подвигло украинских журналистов на сочинение сказки о 5-й танковой бригаде.

А гражданку Костюченко сподвигло такого танкиста искать. Чтобы сочинить с ним интервью. И тут ей «пофартило». В сети появилось видео о посещении донецкой больницы Иосифом Давыдовичем Кобзоном, где он общался с ранеными ополченцами. Вот это видео.

Действительно, один из ополченцев представляется бурятом, и говорит, что он наводчик. Правда, не совсем понятно, чего именно. Но вполне логично, что и танка. Ополченец сообщает достаточно личных данных, в том числе и имя. Остальное лишь дело техники. Найти его страницу в контакте, выудить оттуда подробности личной жизни и на их основе сочинить душераздирающую историю о «российской армии» в Донбассе.

Время удивительных историй

Однако соблазненная таким удачным совпадением, забывает одну важную вещь Костюченко: для того чтобы сочинять тексты вместо Доржи Батомункуева, надо знать хотя бы, что за палка торчит у танка в передней части башни. И это совсем не то, что привыкла видеть Елена на гей-парадах.

Согласно тексту спецкора «Новой», призывался Доржи 25 ноября 2013 года. Дату эту легко вычислить по новостной ленте его «стены» «ВКонтакте». Далее, как пишет журналистка, Доржи сказал ей, что в Чите прошел некую загадочную «курсовку». После которой и попал в 5-ю танковую бригаду.

Что такое «курсовка», лично я не знаю. И никто из служивших в армии не знает. Впрочем, те, кто учился в институте, а Костюченко в нем училась, знают, что такое «курсовая». А любой танкист или артиллерист прекрасно знают, что такое танковая «учебка». Понимаем, откуда слово-гибрид?

Но ведь это прямая речь. С диктофона. Мог солдат забыть самый трудный период в службе – первые полгода, да еще в аду «учебки», и ляпнуть про какую-то «курсовку»? Вопрос риторический.

Двигаемся далее. Легенда о «солдатах-срочниках» дорога каждому либеральному фанату гражданки Васильевой, а Костюченко из их рядов. Ей нужен срочник, которого Кремль безжалостно гонит на убой. И ей нужно привязать все к «Дебальцевскому котлу». Кровь из носу. Ведь именно там и был ранен Батомункуев. Значит, в ноябре-начале декабря он уже должен быть в Донбассе вместе с бригадой.

Но к этому времени он уже был демобилизован. И был уволен в запас, согласно его же страничке.

3 ноября 2013. Перед призывом.

3 ноября 2013. Перед призывом.

Конечно, можно все, что угодно сочинять про кровавого Путина, но предположить, что в Донбасс послали бригаду в момент набора новобранцев, оставив принудительно на службе «дембелей»?! Это даже для Костюченко слишком. Невозвращение такого количество 19-летних подростков просто так в карман не спрячешь. Сотни разъяренных родственников обеспечены.

Так что же делать? Выход найден. И Доржи «идет» на контракт. Тут бы Костюченко и остановиться, но слишком соблазнительна фишка о «срочниках». И рождается очередная чушь.

Как мы помним, Доржи призывался 25 ноября 2013 года. Служба год. Значит, по «девочкиной» логике, и увольняться он должен был в этих же числах. И вот «что говорит»:

- Сюда отправляли только контрактников, а я приехал в Ростов, будучи солдатом срочной службы. У нас были, конечно, контрактники в батальоне, но в основном срочники. Но ближе к осени, к октябрю начали собирать из всех батальонов нашей части контрактников, чтобы создать из них один батальон. У нас не хватало в части контрактников, чтоб сделать танковый батальон, поэтому к нам еще перекинули контрактников из города Кяхта. Нас всех в кучку собрали, мы познакомились, дня четыре вместе пожили, и все, в эшелон.

У меня «срочка» должна была закончиться 27 ноября. А в Ростов мы приехали в октябре, у меня еще «срочка» шла. Так что контракт у меня начался уже здесь. Мы пятая танковая отдельная бригада.

Вот так вот. Не хватило контрактников. Настолько глобально, что из Улан-Удэ в Ростов погнали. Оскудел самый многочисленный и самый опытный в военном плане Южный военный округ в России.

Но еще интереснее числа. 25 призывался. 27-го увольнялся. А еще в июне написал рапорт о контракте. То есть поехал в Ростов как «срочник». А под Логинова сгорел уже как контратник. Красиво.

Но Костюченко не знает двух вещей. После рапорта о контрактной службе военнослужащий СРАЗУ зачисляется на контракт, а не ждет срока окончания срочной службы. И самое главное: указ президента Российской Федерации от 30 сентября 2014 г. № 647 «О призыве в октябре — декабре 2014 г. граждан Российской Федераций на военную службу и об увольнении с военной службы граждан, проходящих военную службу по призыву», был подписан 1 октября и согласно ему с этого же числа начиналась демобилизация выслуживших свои сроки.

То есть в октябре Доржи уже мог праздновать «дембель». Ходить с расстегнутым воротничком и хоть вообще без ремня. А не «гацать» по Ростову.

«Вечные танки» и «взрывающийся» порох

Что касается военных деталей, тот тут у Костюченко «все прекрасно». Как «сообщил» Елене Батомункуев, он, дескать попал во второй батальон бригады, на основе которого и был создан сводный контрактный батальон бригады, а «второй батальон — в случае войны всегда первым эшелоном выезжает, в любой воинской части есть такое подразделение».

Это привет из времен второй мировой войны. Девочка читает книжки, что само по себе неплохо.

Конечно же никакого сакрального смысла именно второй батальон не имеет и не в каждой части есть «такое подразделение». Просто согласно линейной тактике, бригада, состоящая из трех батальонов, будет разворачиваться в оборонительную линию, естественно, слева направо. Слева первый, в центре второй, а на правом фланге третий батальон. Поэтому походная колонна бригады (крайне редко использующаяся) выглядит так: впереди второй батальон, который по прибытию на линию развертывания остается на месте, затем первый, а в арьергарде – третий. Они догоняют второй батальон и разворачиваются на флангах.

А на войну «первой» идет вся бригада.

Елена так же не пишет, а за каким «лешим», собственно, надо гнать эшелоном от Улан-Удэ почти 40 танков, кучу вспомогательной техники и полтысячи личного состава. А это железнодорожный состав в не менее, чем 70 вагонов. Гнать из не очень насыщенного войсками Восточного округа в наиболее боеспособный и опытный в военном плане Южный? Где танков гораздо больше?

Мало того, со слов Батомункуева, явно приснившихся журналистке Костюченко, в Ростов гнали войска со всех концов России, в том числе и из Сибири «потому, что сибиряки крепче». Можно только догадываться, чем они крепче и почему в Южной Осетии и второй Чечне обошлись без них.

Более того, танки второго сводного батальона 5-й бригады не только приехали в Ростов черт-те откуда, они еще, со слов танкиста, которых он никогда не говорил, из самого Ростова шли в Донецк своим ходом. А там, в районе «Дебальцевского котла», а ради него и придумывалась эта сказка, танкисты не ездили на танках разве что в булочную. И то не факт.

Костюченко простительно этого не знать, а вот танкист Батомункуев не мог не знать, что ресурс гусениц Т-72Б, которыми вооружена 5-я бригада, не превышает 4,5 тысячи километров. А ресурс двигателя В-84 до «капиталки» — не более 1000 часов. Много это или мало? Не более двух месяцев боев той интенсивности, что якобы описывает Батомункуев. Расходовать эти ресурсы может только идиот. Но идиот вряд ли организовал бы окружение под Дебальцево.

Не менее «прекрасна» и сцена, в которой Батомункуев «горит» в танке.

«Я глаза открываю — у меня огонь перед глазами, очень яркий свет. Слышу: «тррц, тррц», это в заряде порох взрывается», — «живопишет» якобы Батомункуев.

Это уже «привет» из 16-18 веков. Дело в том, что порох не взрывается. Вообще. Тем более современный артиллерийский, где тщательно рассчитана динамика его горения. Танкист этого не может не знать. А вот раньше, когда порох был единственным взрывчатым веществом, им действительно заряжали мортирные бомбы. То есть взорваться он может только в замкнутом пространстве.

Однако заряды Т-72 лежат отдельно от снарядов, имеют сгораемую гильзу, и металлического в нем только поддон для досылания. Взорваться он физически не может. Только гореть. И гореть очень быстро.

Однако вымышленный двойник Батомункуева этого почему-то не знает. Более того, ниже он заявляет, что «танки горят медленно». И это заявление поистине удивительно для танкиста.

К сожалению, главным недостатком Т-72, равно как Т-64, является уязвимостью боекопмплекта. Она вытекает из их же главного достоинства: автомата заряжания. Снаряды и заряды половины боекомплекта танка располагаются в специальной карусели в башне прямо вокруг экипажа. Боекомплект  либо сразу вспыхивает и если в боеукладке нет или очень мало фугасных снарядов выжигает башню в течение нескольких секунд, или детонируют фугасные и кумулятивные снаряды в укладке и башню танка выносит вверх, порою на пару десятков метров.

Как видим с башней этого танка, что-то не так. и он не горел долгой. Он просто взорвался.

Как видим с башней этого танка, что-то не так. и он не горел долго. Он просто взорвался.

Вы можете посмотреть десятки снимков из зоны боевых действий в Донбассе и, практически, не найдете там сгоревших танков. Только разорванные в клочья, либо со снесенной башней. Понятно, что такие поражения почти всегда приводят к гибели всего экипажа.

Справа сгораемая гильза пушки 2А-36. Она не взрывается. Никогда.

Справа сгораемая гильза пушки 2А-36. Она не взрывается. Никогда.

Погибших среди танкистов в современных войнах всегда больше, чем раненных. Смерть танкиста всегда была страшной: сгореть заживо.  Поэтому следующие заявления Батомункуева выглядят еще страннее.

В танке он, якобы, чувствовал себя «надежно защищенным толстой броней». Этого никогда не скажет ни один танкист. Сидя хоть за двухметровой броней, видя, как взрываются машины твоих товарищей, чувствовать себя защищенным?

По словам танкиста, они регулярно теряли танки. Но убитых у них нет, но есть раненые и тяжело раненные. Их «коктейлями молотова», что ли забрасывали?

Батомункуев №2, придуманный Костюченко, говорит, что у него «был хороший танк, Т-72 Б, лучше, чем у товарищей, у которых был Т-72».

Во-первых: на вооружении 5-й бригады стоят только танки Т-72Б и командирская машина Т-72БК. Танк Т-72 это модернизация танка Т-72А, который в свою очередь является модернизацией Т-72. То есть это улучшенные варианты машин. После их поставки на вооружение предыдущие варианты танков прекращали выпускать.

Т-72 начали выпускать в 1973 году, а прекратили выпуск в 1979 году, когда появился Т-72А. То есть самый «молодой» из первой серии танков должен иметь возраст 35 лет. Немыслимо для танка.

«Батомункуев» хвастается, что на Т-72Б стоит другой, не такой, как у других в батальоне, ночной прицел.

«А бэшка исключается тем, что есть прицел 1К13, он для ночной стрельбы, ночного наблюдения», — якобы говорит танкист.

Но даже в танке предыдущей модернизации Т-72А есть ночной прицел наводчика ТПН-3-49 с осветителем Л-4. А на первой модификации «чистого» Т-72 ночной прицел ТНП-1-49-23. Да и какой вообще современный танк может быть без ночного прицела? И какой идиот пошлет зимой, когда световой день короток, танки в бой без приборов ночного наблюдения и прицеливания?

Ах да… У либералов принято всех считать идиотами. Читателей в первую очередь.

Географический кретинизм

Совсем «великолепно» у журналистки с топографическими деталями. Поскольку узнать эти детали, списка населенных пунктов, задействованных в боях, кто откуда и куда ехал и куда стрелял, ей было не у кого, она наделила свои незнанием и двойника Батомункуева. Вот как он описывает сои передвижения.

- Я не знаю, что это был за населенный пункт. Все деревни одинаковые. Везде разруха, все разбомблено.

- А сколько вы деревень прошли?

- Точно не скажу. Деревни четыре. Было один раз отбитие деревни, а в остальные просто заезжали… (Молчит). Я, конечно, не горжусь этим, что сделал. Что уничтожал, убивал. Тут, конечно, гордиться нельзя. Но, с другой стороны, успокаиваюсь тем, что это все ради мира, мирных граждан, на которых смотришь — дети, старики, бабы, мужики. Я этим не горжусь, конечно. Тем, что стрелял, попадал…

И по его же словам, отцы-командиры вообще не говорили им, куда именно они поедут и где будут вести бои. В абстрактной Украине. Даже командирам танков не давали никаких карт, хотя они им положены по штату. Вот так и ездили они неизвестно куда, неизвестно откуда и стреляли по сторонам. Куда покажут.

Воевать без карт? Без тщательного изучения будущего театра боевых действий? Без знания дорог, населенных пунктов, мостов, предельного веса для них, бродов, оврагов, речушек, участков танконепроходимой местности? С корабля на бал в незнакомую местность?

А как экипажу ставили задачи? Прямо, налево, потом направо и до упавшего дерева, а там спросите дорогу? Как механики ориентировались на мести?

Впрочем, для розовых котят и голубых собачек это все абсолютно неважно.

И напоследок

Перечислять нестыковки статьи можно бесконечно. Но завершим самым главным: полным идиотизмом изначальной ситуации.

Вот уже скоро год, как США с ее ЦРУ и мощной космической группировкой из более чем 20 спутников-шпионов и ресурсами радиолокационной разведки европейских стран НАТО, как все ВСУ, как все украинские политики и истерики-журналисты тщательно ищут и не могут найти российских военных в Донбассе.

Россия все отрицает.

Идут сражения на дипломатическом фронте, водятся и усиливаются санкции, идут угрозы в адрес России, а президент Порошенко потрясает паспортами с разнообразных трибун.

Но Россия все отрицает.

А танкист Доржи Батомункуев рассказывает все первому встречному либеральному (!!!) журналисту Елене Костюченко. О том, что он контрактник и его послал сюда чуть ли не Путин лично.

Доржи Батомункуев не смотрит телевизор? Не слушает радио? Не читает газет и интернета? Не слышит, что вокруг говорят люди? Где он был все это время? В тайге?

А ведь он начинал учебу в техникуме, в Чите, а потом сознательно пошел в армию. То есть – патриот. Да и из текста интервью это следует.

А разве в ходе таких операций отцы-командиры не должны объяснять ничего про секретность? А для чего тогда танкисты закрашивали опознавательные тактические знаки и снимали шевроны с одежды? Если верить статье? Как это объяснить?

Ах да… Ответ универсален: все вокруг идиоты.
Олег Денежка.


28162

Новости партнеров