Украину после войны захлестнет волна бандитизма и разбоя

Украину после войны захлестнет волна бандитизма и разбоя

Харьков, 20 февраля. 

Демобилизация, которая назначена на весну, должна пройти в несколько этапов. Об этом сообщил спикер АТО Андрей Лысенко. По его словам, процесс демобилизации продлится с 18 марта по 1 мая.

Лысенко сообщил, что военнослужащие-срочники, отслужившие год, должны быть демобилизованы в целом не позже, чем за десять дней до окончания года, который они провели на срочной службе. То есть, если они поступили на службу 20 марта 2014 года, то покинуть ВСУ должны до 10 марта 2015 года.

"По-человечески я понимаю конечно радость семей, к которым в ближайшее время вернутся их близкие и любимые мужчины - отцы, мужья, женихи. Но для меня, как для специалиста, совершено очевидным является следующий момент - после первых недель эйфории и радости возвращения наступит эмоциональное похмелье. После чего среди нам окажутся тысячи людей, которые не только прошли жесточайшую войну, к которой не были совершенно готовы ни психологически, ни профессионально, но и по сути остались на обочине социума, что станет для них крайне болезненным открытием", - говорит нам практическую семейный психолог, кандидат психологических наук Нонна Симонова.

По ее словам, нечто подобное психологи уже изучали после окончания войны во Вьетнаме, после войны в Ираке, Афганистане, Сирии.

"Физические раны заживают, даже физические увечья можно залечить или компенсировать протезами. А вот как исправить травму от того, что человек убивал людей, видел смерти рядом с собой? АТО по сути гражданская война, а значит нормальный человек не может объяснить себе - зачем он там оказался? Кого и от чего он защищал? В итоге после возвращения мы имеем людей с глубочайшим внутренним диссонансом, людей, которые проще говоря, не в миру ни с самими собой, ни с окружающими. Не забывайте, что поскольку они все обычные люди, через какое-то время они постараются найти виноватых в своих проблемах и горе среди окружающих. Как среди командиров и власти, пославших их на ненужную и жестокую бойню, так и среди родных", считает Симонова.

Тимофей сейчас лечится в Харькове, в военном госпитале, рана, к счастью, оказалась не такой тяжелой, как могло показаться вначале.

"Думал, ногу ампутируют, но врачи говорят, ходить буду, а через время может даже в футбол играть. Я вообще везунчик - остался живой, родные-близкие рядом, невеста дождалась. О чем еще мечтать?" - парень пытается быть веселым и радостным.

Но совершенно очевидно, что это не очень умелая актерская игра. Разговорившись с нами, он признается:

"Очень страшно было, и сейчас каждую ночь снится все, что там происходило. И рассказать никому нельзя! Все, что пишут про войну в книжках и показывают в фильмах - сотая доля того кошмара, который там реально происходит. Грязь, холод, унижения, боль, ощущение безнадежности абсолютной, тоски. Если бы не страх, даже скрывать не буду, сбежал бы, дезертировал. Но боялся, что свои же убьют. И знаете: главное - не знаю, как дальше с этим жить. Как можно просто ходить на работу, перекладывать бумаги, продавать телевизоры или машины, когда там людей на куски разрывает? Зачем мы все это делаем? Как остановить?" - парень не скрывая срывается в истерику, успокаивается только после укола транквилизаторов.

"Когда его выпишут, мы конечно будем пытаться его от всего оберегать - от телевизора, от интернета, но от всего же не убережешь. Обязательно что-то услышит или увидит. Уговариваю его поехать отдохнуть куда-то в теплые края, к морю, долечиться, чтобы переключить его внимание, но пока не получается", - говорит невеста парня Настя.

"Не найдя своего места в прежнем социуме, люди, вернувшиеся с войны, становятся группой риска применительно к росту настоящего бандитизма. Не хочу конечно обидеть ребят, но побыв там даже короткое время, человек теряет ощущение ценности человеческой жизни, начинает легко применять оружие и вообще любое насилие для решения даже малейших проблем. Те границы и тормоза, которые были актуальны в мирное время, для мобилизованных становятся неактуальными, как для нас с вами правила детской игры, которые можно менять под себя", - уверяет социальный психолог Лилия Никитина.

"В постмайдановском украинском обществе и без этого резко снизился порог морали и сопротивляемости так называемым соблазнам и порокам, уж простите меня за пафос. Если можно было жечь беркутовцев и можно бомбить города, почему нельзя грабить и убивать? И к сожалению очень многие из мобилизованных встроятся в такую парадигму. Добавьте к этому еще и крайне сложные экономические условия - где сейчас человек без ноги или даже просто потерявший работу может заработать на достойное существование? Гораздо проще может показаться напасть на инкассаторов или ограбить ювелирный магазин. Вспомните послевоенную ситуацию - все было ровно так, как рассказано в знаменитом фильме "Место встречи изменить нельзя". По мнению психолога, спасти этих людей конечно можно, но для этого, помимо их собственного желания, необходимы системные усилия общества и государства, но на фоне продолжающей войны и галопирующего разрушения экономики вряд ли на это будет социальный запрос", - говорит психолог.

Евгений Паромный


1154

Новости партнеров