Ополченец: Мы дойдём до Киева

Ополченец: Мы дойдём до Киева

Донбасс, 16 февраля.

Ополченец из подразделения «Восток» с позывным «Буржуй» рассказал о том, что сейчас происходит в Донецке, о борьбе с диверсионными группами противника, а также о том, что они победят и дойдут до Киева.

- Правда ли, что в Донецке тишина и ни один снаряд не прилетел?

Насколько я знаю, да. Тишина стоит.

- Диверсионные группы Украины продолжают беспокоить город и окрестности?

Три из них уже пойманы и уничтожены. С ними борются, их ловят. Мы делаем всё, чтобы спасти мирных жителей от украинских диверсионно-разведывательных групп, а также от снарядов.

- Налажено ли взаимодействие с населением? Люди помогают? — задал вопрос News-front.  

Скажу больше. Я, передвигаясь на машине, тоже был дважды за сутки задержан, пока ориентировку не сняли. Люди подходят, периодически спрашивают, куда звонить, как чем помочь. Раньше люди спрашивали: «Когда закончится война?», сейчас: «Не надо нам перемирия, не надо нам Украины – мы с ними жить не будем».

­- Ваше отношение к «режиму тишины»? Будут ли украинские военные соблюдать перемирие?

Я не верю в то, что они будут соблюдать перемирие. Уже нет. Раньше ещё верил. Они всё равно будут бомбить, так как очень сложно доказать, что именно ты стрелял. Я считаю, что всех, кто попал в плен, надо не отпускать к мамам, а после нашей победы в Киеве пусть восстанавливают Донбасс. Когда они ужаснутся, что им не хватит жизни всё восстановить, то они, может быть, подумают: «Зачем мы это делали?». Восстанавливать всё равно нужно, а тех, кто это натворил, наказывать тоже нужно. Вот такие «ура-патриоты» у нас выросли.

- Как вы относитесь к тому, что на Украине запретили термин «Великая Отечественная война», зато ввели термин «советская оккупация»?

Такое ощущение, что у этих людей, которые добрались до власти на Украине, не было ни дедов, ни прадедов. Никаких родственников. Никакого понятия о родине, стране. Я не понимаю, как можно всё перечеркнуть, а потом бегать по улицам с плакатами тех, кто вешал и убивал мирное население. Это же всё факты. У меня не укладывается это в голове. Я не представляю, как могут люди, которые помнят, что такое СССР, идти на войну.

- У вас интернациональное подразделение. Люди сражаются из разных городов, из разных республик, из разных стран. В чём смысл той войны, которую ведут против нас украинцы? Один из их народных депутатов сказал, что когда они получат натовское оружие, то они пойдут войной на Россию до самой Сибири. Сможет ли ваш интернациональный корпус прийти в Киев и спросить их об этом?

Раньше я ещё сомневался. Сейчас я не сомневаюсь. Мы организовали обучение солдат. У нас всё наладилось. Мы уже не на первый снег ходим. У нас сейчас всё по-взрослому. Мы уже не смотрим на это всё в оранжево-розовых очках. Мы не верим перемирию. У нас нет сомнений, что мы победим. В ополчение стало приходить очень много местных. Раньше колебались и сомневались. Они видят, что мы не сдаёмся, несмотря на то, что нас в разы меньше. Они видят, что здесь нет российских войск. Зная, что мы можем, ополченцы дойдут до Киева.


Илья Муромский


22891

Новости партнеров