Новая пропускная система выезда из АТО не дает эвакуировать людей

Новая пропускная система выезда из АТО не дает эвакуировать людей

Харьков, 13 февраля.

Спастись любой ценой. Лариса Котенко с мужем и четырехлетней дочкой Викой в конце ноября поспешно выехали из Луганской области. Женщина была беременной. Жизнь в постоянном страхе – пошла не на пользу, рассказывает, родила маленькую Катю раньше срока, пережила сложнейшую операцию, чуть не умерла.

Единственное, что радует – так это тишина и спокойствие Харькова, пусть даже в этой тишине и чувствуется некоторая искусственность, но это в любом случае лучше бомбежек. Сейчас Лариса Котенко больше всего переживает за родных, оставшихся дома, где идет война. В её родном Перевальске больные родители, отец с матерью живут в кухне в нечеловеческих условиях, хата разбита.

Лариса Котенко переселенка из Луганской области

Там сильно стреляют, жить невозможно, родители на данный момент там остались, хотят сюда приехать. Папа третий инсульт, больной очень, в тяжелом состоянии, он там и ходит еле-еле, мама тоже с сердцем.

Но о воссоединении семьи остается только мечтать. Как немощным людям устроить оформление пропуска на выезд из зоны АТО – неизвестно. Ведь они совсем не террористы, а только хотят спасти свою жизнь.

Анастасия Бондаренко волонтер-юрист

Государство, их родное государство создает им в этом препятствия. Якобы для противодействия террористическим актам. Вот эта абсолютно неотработанная система пропускная, которая у нас с 10-го числа по некоторым районам у нас еще и приграничная территория считается — как это будет все происходить, как будут применяться нормы о госгранице никто не знает, никаких разъяснений не дают, то есть мы придумали, а вы уже крутитесь как хотите.

И ситуация доходит до абсурда. Спасаться от обстрелов людям порой приходится окольными путями. Так, некоторые выезжают в Россию, а потом пытаются вернуться в родную Украину. И вот тут получают штраф – за незаконное пересечение границы. С точки зрения законодательства – все правильно. Но логики тут никакой – ведь люди не контрабандисты и не диверсанты! Они просто спасают свою жизнь. Волонтеры уже ни один раз обращались к президенту Украины с письмами и просьбами. Для стариков, мам с младенцами, инвалидов необходимо создать коридор для эвакуации или хотя бы упростить условия выезда.

Анастасия Бондаренко волонтер-юрист

Это нужно быстро срочно менять. Вот поступил сигнал — сели, пока не приняли какое-то решение, которое бы упростило решение данной проблемы — не вышли. Вот если бы у нас так работал парламент, и так работало правительство – возможно, мы бы таких ситуаций не имели.

Правда некоторые результаты обращения уже есть, отметили волонтеры. Например, «Укразалізниця» вернула бесплатные билеты для переселенцев и появился штаб по эвакуации.

Алексей Алмазов волонтер

Мы предложили целый план, который бы помогал решать все проблемы в комплексе выезда людей, но пока какая-то часть начала шевелиться по эвакуации, появился штаб по эвакуации, МЧС очень серьезно подключилось, администрация Донецкой и Луганской области. Вот в Киеве да, в Киеве создан штаб МЧС на вокзале, где на каждого переселенца там по сотруднику МЧС и они размещают и в других регионах, как они говорят, сажают на автобусы, кормят, поят. Но что-то мы там особо переселенцев не увидели, когда мы там бывали. Переселенцев нет. А МЧСа много.

Но штаба мало. Необходимо поработать над единой государственной программой, настаивают волонтеры. И включить в нее все глобальные вопросы, а не только эвакуацию. Это и обеспечение жильем, и работой, лояльная политика по оплате коммунальных платежей для масштабных поселений беженцев. Ведь надвигается самая настоящая катастрофа – людей прибывает много, а условий для них минимум. Вот так в Харькове найти работу уже практически нереально.

Ольга Кияновская волонтер

Вакансий очень мало осталось, практически уже на пальцах перечесть можно. Вакансии для мужчин: строители, различные штукатуры, маляры, каменщики, подсобные рабочие, для женщин — это продавцы, кассиры, уборщицы, помощники воспитателей в детсад требуются, редко попадаются медсестры, еще реже — бухгалтеры.

Жилье – проблема не меньшего масштаба, чем работа. Селить почти что некуда, волонтерские организации выкручиваются, как могут. Бывшие цеха, офисные здания, и прочее. Да только за такие изыски приходится платить тройную цену – ведь за для промышленных помещений коммунальные платежи рассчитываются по иному принципу. И этот груз снова ложится на плечи волонтеров. Также беженцев стараются направлять дальше, вглубь страны. Но пока что реальной базы, куда же ехать людям – нет. А Харьков и область больше не становятся, и новых мест для расселения не появляется.

Алексей Алмазов волонтер

Примерно 300-400 тысяч переселенцев, где-то переселенцев находится в Харьковской области. Это очень большая нагрузка, это обвалило рынок труда, рынок аренды квартир, и так далее, больше мы не сможем просто ни трудоустроить, ни социализировать и так далее, ни найти достойного, хоть какого-то пристойного жилья, если летом, когда пошел массовый выезд, то люди жили на дачах, в загородных домиках и так далее, харьковчане потеснились, то сейчас холодно, в дачном домике продуваемом ветрами не поживешь. Поэтому нужно искать что-то теплое, а этого очень мало.

Но реальной помощи со стороны государства ждать не приходится. Поэтому волонтеры даже шутят: «Не надо помогать, хотя бы не мешайте». А палки в колеса ставят постоянно, говорят общественники. Так, недавно начались разговоры об обязательной отчетной документации о средствах собранных и использованных. Пока что это только намеки, но далеко ли до дела?

Алексей Алмазов волонтер

Не мешайте, а вы нас облагаете повышенными коммунальными платежами, налогами — непонятно как платить и так далее, и так далее, некоммерческая организация, волонтерам непонятно как платить, потому что собираются деньги, эти деньги тратятся, это может быть расценено как прибыль человека, если не будет соответствующей отчетности. А отчетность требуется такая — с каждым получателем помощи должен быть заключен договор и подписан акт выполненных работ.

Все это крадет время, которого и так нет. На той стороне, в зоне АТО, ждут люди, надеются, что им не бросят на произвол судьбы. Помогут выехать, устроиться, выжить.

Анастасия Бондаренко волонтер-юрист

Да ,у нас сейчас критическая ситуация в стране, да, у нас законодательство не было готово к такой ситуации. Что должен делать нормальный человек — он должен 24 часа в сутки, 7 дней в неделю быстренько вырулить из таких критических ситуаций. Но у нас Верховная Рада не работает 24/7, Кабинет министров не работает 24 на 7, У нас работают 24 часа в сутки только волонтеры. Без денег, без сна и отдыха. И считаем это нормальным. А государство не считает, что надо так делать.

 

 
Андрей Соболев


511

Новости партнеров