В Минске обсуждался всего один вопрос: кто будет контролировать границу

В Минске обсуждался всего один вопрос: кто будет контролировать границу

Минск, 12 февраля.

Переговоры в Минске подходят к финалу. Журналисты рапортуют о том, что уже почти, подчеркиваю, почти, знают, что содержится в итоговом документе. Перечисляют пункты и спорят, сколько их будет: двенадцать или четырнадцать. Но все это не имеет значения. Потому что решающий ровно один. Кто будет контролировать границу ЛНР и России.

Переговоры в Минске имеют ровно одну цель: разрешить катастрофу украинских войск в Донбассе. Уже понятно: АТО натолкнулась на айсберг решимости жителей Донбасса. Ополченцы громят ВСУ. «Титаник». И это не кино. Мировые лидеры, по зычному гласу из Вашингтона, примчались спасать Порошенко.

Большинство экспертов сходятся во мнении: независимо от исхода минских переговоров, общая расстановка сил останется прежней. ДНР и ЛНР не согласны уже и на федерализацию, причем само это слово пугает и киевские власти. Пугает сильнее дефолта и экономического краха.

Донбасс не нужен правительству Порошенко, но еще меньше ему нужен социальный взрыв. А он неизбежен, в случае уступок. Причем нынешний режим сам загнал себя в эту ловушку, беспрерывно накачивая народ Украины фальшивым патриотизмом и манией «войны с Россией».

О чем вообще идут переговоры в Минске? О прекращении огня? Киев мог прекратить огонь в любой момент, но не сделал этого. Ни на период так называемого перемирия, ни даже в эти сутки переговоров. Более того, подготовка режима Порошенко к минским переговорам выразилась в обстреле Краматорска. В то время, как для ополченцев, находящихся, по сути, в обороне, вопрос открытия огня вообще не является критичным. ВСУ стоит — не стреляем, наступает – отбиваемся.

Может быть, речь о линии разграничения? Отчасти. Но все понимают, что это вопрос не может быть решен в течение суток. Существующая линия фронта в качестве некой государственной границы категорически не устраивает обе стороны. Когда появились слухи о некой «демилитаризированной зоне» в 70 километров, сразу стал вопрос: а кто будет контролировать ее и под чью гарантию? В каком государстве будет жить люди в зоне в несколько тысяч квадратных километров? Чья там будет юрисдикция? И главное: за чей счет территориально она будет создана? Паритетно? За счет ДНР и ЛНР? На территории номинально контролируемой Киевом, что было бы справедливо, так как это неизбежно будет территория Донецкой и Луганской области?

Все эти вопросы требуют гораздо более долгого обсуждения и взаимных компромиссов. Невозможных в столь краткий период. Так что обсуждали в Минске?

Границу с Россией. Это главный и фундаментальный вопрос. И именно сейчас ответ на него даст понимание: возможен мир или нет.

«Вся наша летняя компания была подчинена именно этой цели: взять под контроль пограничные переходы с Российской Федерацией. Мы, по мере возможностей, пытались отодвинуть украинских военных от наших городов, но все силы были брошены именно туда. На границы. И у укров тоже. Так «иловайский котел» появился. Отдать границу мы не можем себе позволить. Это критический вопрос. Только для этого в Минске наши представители. Если отдать границу Киеву – они запрут нас в полной блокаде и будут методично расстреливать», — пояснил журналисту НА «Харьков» глава иностранного отдела политотдела Минобороны ДНР Владислав Бриг.

Пока еще ничего не ясно. Заканчивается одна фаза переговоров, и тут же начинается другая. Заявлений прессе нет. Никто не оглашает результатов.

А в Донбассе продолжаются обстрелы. Такая современная политика.
Олег Денежка.


740

Новости партнеров