За ЛНР воюют только на добровольной основе

За ЛНР воюют только на добровольной основе

Луганск, 10 февраля.

В ходе встречи с журналистами глава ЛНР Игорь Плотницкий рассказал об особенностях мобилизации, социальных гарантиях для добровольцев, вариантах реформы Народной милиции, перспективах введения миротворцев и работе с беженцами.

- Чем наша мобилизация будет отличаться от украинской?

- Все рода войск приходят добровольцами. Количество я озвучивать, естественно, не буду, но их у нас хватает. В чём отличие от Украины? У нас никто никого не ловит при выезде в Российскую Федерацию, не нужны справки от военкома на выезд. У нас добровольная армия, и мы этот принцип попытаемся сохранить до конца. Если, не дай Бог, будет тяжёлое время для республики, тогда объявим всеобщую мобилизацию. Но опять же: сначала объявим всебщую ДОБРОВОЛЬНУЮ мобилизацию. И ещё ни разу такого не было, чтобы никто не откликнулся на призыв. У наших людей достаточно хорошо развито чувство патриотизма, гордости и понимания того, что нужно защищать собственную землю. Без защиты земли сохранить наши завоевания невозможно. Я вам скажу, что люди идут различного возраста, с восемнадцати и за шестьдесят. В принципе никому не отказываем, но те, у кого серьёзный возраст, занимаются хозяйственными работами, но никому не отказываем.

- Сохранятся ли рабочие места за добровольцами? Какие у них будут социальные гарантии?

- За добровольцем гарантированно сохраняется рабочее место и заработная плата. Человек, пожелавший вступить в Народную милицию, заключает контракт. У нас на сегодняшний день добровольцев достаточно пришло. А летом мы давали справки о времени и месте несения службы. И сохранялась заработная плата. Это было и будет.

- Будет ли создаваться второй корпус Народной милиции? Сохранит ли она своё название или будет переименована в Министерство обороны, как в ДНР?

- Название «народная милиция» произошло по причине соблюдения Минских договорённостей, где это было прописано. Но название как-то не совсем прижилось — мы говорим и так и эдак. Министерство обороны для нас привычней и понятней. Поэтому, учитывая то, что украинская сторона много раз не соблюдала договор, который мы подписывали, возможно мы рассмотрим изменение милиции в Министерство обороны. А будет ли второй корпус? Я считаю, что будет. Почему? Потому что даже нынешнее прекращение боевых действий не ставит точку в этой войне. До тех пор, пока не будет полностью освобождена вся наша территория, только если они не согласятся вернуть все наши территории по границе двух бывших областей, тогда, возможно, и не будет этого вопроса. А так, наверняка, да.

- Согласны ли Вы принять миротворцев и кого именно?

- Хороший вопрос. Я понимаю, кого хотят ввести миротворцами Пётр Алексеевич и остальные. Если дойдёт дело до введения и спросят наших согласия и желания, то мы бы хотели, чтоб подавляющее большинство было из РФ и, возможно, из Белоруссии. Запад только в виде наблюдателей. А на гарантии Украины уповать нельзя: их гарантии вещь эфемерная. Для них аргумент — это «Град» с неба. Вот тогда они начинают просить мира.

- Сопротивление ЛНР на передовой затянулось. Значит ли это, что наступление захлебнулось? Это тактическая передышка или это связано с Минскими переговорами?

- Во-первых, я бы не стал говорить о том, что наступление «захлебнулось». Встал вопрос более широкого спектра: мы ведём боевые действия не захватнические, а освободительные. Мы освобождаем собственный народ на собственной территории. Нет ничего проще накрыть «Градами» или другой тяжёлой артиллерией посёлки и сравнять всё с землёй, как делают они, зайти и сказать «мы захватили!», но, когда мы приходим и видим, что дальнейшее наступление с нашей стороны будет означать сотни и тысячи жизней наших людей, мы останавливаемся и пытаемся через гуманитарные коридоры ВЫВЕСТИ наших людей оттуда, чему, кстати, препятствует украинская сторона. Мы четвёртый день выводим людей. Я неоднократно выезжал и выезжаю не передовую и встречался с людьми, которых эвакуировали и которые сами приходили. У нас дедушка 1939 года сам пришёл, как раз когда я был на одном из пунктов эвакуации, сам пришёл, взял лишь документы. Поэтому КАКАЯ нам победа нужна? Если победа любой ценой или приуроченная к какой-либо годовщине, то, извините, но мы так не воюем. У нас нет понимания «немедленно» и «сейчас». Пока там находятся наши люди и пока есть возможность вывезти их отттуда, мы будем это делать. Там женщины, дети, старики. Разве можно проводить ТАКИМ образом наступление? Лишать их последней надежды? Я считаю — нет. Поэтому это не «наступление захлебнулось», это МЫ приостановили наступление, чтобы спасти наших людей.

- Будет ли продолжаться эвакуация жителей Чернухино? Сколько уже эвакуированно жителей и скольких ещё мы готовы принять беженцев?

- В субботу было чётко эвакуировано и зафиксировано 200 человек, из них 40 детей. Плюс вечером ещё люди выходили поодиночке. В воскресенье эвакуация была сорвана обстрелом, но вывезли ещё 15 человек. На сегодня точных данных ещё нет. Мы надеемся, что сможем вывезти из Чернухино 300-400 человек, мы рассчитывали на эту цифру. Как будет дальше – посмотрим. Сейчас там закрывают школы, минируют улицы. В субботу, как рассказывали, семья просто ехала на машине по улице и подорвалась. Всё заминированно, чтоб никто не мог ни выехать, ни убежать. Улицы простреливаются пулемётом. Открывается калитка, кто-то хочет выйти, и сразу пулемётная очередь. Чтоб все сидели по домам и никто не выходил, а нам нельзя было использовать артиллерию. А бой в городе существенно отличается от обыкновенного боя. Мы понимаем, что они хотят, но нас это не остановит. Это наша земля и мы всё равно её заберём, но заберём ещё с людьми. Мы не дадим им просто так погибнуть, потому что нам надо захватить. Мы заберём нашу землю не сегодня, так завтра, но с живыми людьми.

Напомним, что Луганская народная республика объявила всеобщую добровольную мобилизацию и требует от украинской стороны беспрепятственного коридора для беженцев из зоны военного конфликта.


Дмитрий Молчанов


303

Новости партнеров