Харьковчане не хотят идти воевать

Харьковчане не хотят идти воевать

Харьков, 31 января.

Сегодня руководство украинской армии подтвердило, что намерено добиваться принятия закона, запрещающего выезд за границу мужчинам без справки из военкомата. Мы продолжаем публиковать истории мужчин, которые хотят жить обычной жизнью — заботиться о семье, работать, путешествовать, а не воевать, каким бы странным это ни казалось киевским властям.

Виталий не так давно закончил ХАИ, но работать по специальности не стал — пошел к другу отца на фирму по установке окон и дверей.

«Нормальная работа, хотя и скучноватая. Взял кредит на машину, собирался съехать от родителей. В общем жил, как все. И тут Майдан. Весело вначале казалось, движение, перемены. Особенно не задумывался, чем плох Янукович, это казалось чем-то само собой разумеющимся», — говорит там Виталий.

По его словам, на работе косо смотрели на его увлеченность майдановскими событиями, но благодаря отцу не увольняли. Потом началась война в Донбассе: «Я с первого дня думал записаться добровольцем, но честно говоря было страшно. И признаться в этом боялся, даже самому себе. Знаете, стал такими диванными войсками. И тут вдруг приходит повестка. Казалось бы, вот и сон в руку. Страшно собой гордился — стану героем, защитником. Вначале сказал родителям, и тут такое началось — слезы, уговоры. Матери плохо стало, скорую вызывали, отец почернел от горя. Но сломался я, когда своей девушке сказал. Она меня выслушала, причем так спокойно-спокойно, а потом показывает фото с УЗИ — она, оказывается, беременна от меня, не знала, как сказать. Всю ночь с ней проговорили — ну как я могу идти людей убивать, когда тут новая жизнь появилась?»

Виталий говорит, что пока не знает, как избежать призыва, даже думает о побеге уже с позиций: «Плевать на все! У меня сын будет, кто о них позаботится, если со мной что-то случится?»

«Первую службу проходил в советской армии, гордился этим, но думал — все, не нужны в современном мире больше войны. При новейшем оружии любая война может весь мир накрыть, как в фильмах ужасов», — говорит Владимир Николаевич, водитель междугороднего автобуса.

«Мне пока повестка не приходила, но вот напарнику пришла. И соседу, и его двум сыновьям. В нашем селе, как во время войны, бабский вой стоит, все думают, куда бежать и где прятать мужиков. Я понимаю, зачем в отечественную шли умирать — мы свою землю защищали. А сейчас? Со своими же воевать?» — говорит мужчина.

Дмитрий Валентинович еще месяц назад был довольно высокооплачиваемым сотрудником харьковского банка: «Когда первые слухи пошли по мобилизации, решили с женой, что рисковать нельзя. Я уволился, собрал вещи, снял комнатку в Белгороде, вот сижу. Жена с детьми каждую неделю приезжает, у детей ведь школа, у нее работа. Что дальше — не знаю. Через три месяца все равно придется обратно заезжать, работы нет ни тут, ни там. Пока руки опустились, не знаю, как дальше. Жена говорит — прорвемся, поддерживает, а я просто в отчаянии».

Евгений Паромный

Виктор Другоруб


1720

Новости партнеров