Истинное лицо войны: истории переселенцев

Истинное лицо войны: истории переселенцев

Харьков, 29 января.

Ситуация в Донбассе обострилась, идут горячие бои. Из-под обстрелов и взрывов бегут люди, мирное население. В Харьков хлынула новая волна переселенцев из Луганской и Донецкой областей.

Семейство Константиновых в Харькове совсем недавно: с тремя малышами бежали из села Мироновского из-под Дебальцево. Там сейчас нулевые условия для жизни, рассказывают беженцы. Масштабные разрушения, в домах нет света и собачий холод, нет окон, повреждены сети. Такие последствия войны.

Илья 7 лет

«Там война, у всех повыбивало окна. Все прячутся в подвалах, бомбоубежищах», — рассказывает ребенок.

Да еще там каждый день может оказаться последним, это понимают даже дети. Потому и решили спасаться.

Нелли Константинова, переселенец из Донецкой области

«Началась бомбежка, решили убегать. Там и за взрослых, и за всех страшно, когда летят «Грады», сердце разрывается», — говорит она.

После пережитого Александр и Неля до сих пор не могут прийти в себя. Но главное, что все живы. Только вот теперь надо решить массу проблем.

Нелли Константинова, переселенец из Донецкой области

«Мы не  знаем, еще не адаптировались. Работа нужна мужу, потому что надо кормить семью, кушать дали нам тут что-то… старшего сыночка надо в школу оформить, проблем очень много насущных, которые надо вот сейчас решать», — утверждает женщина.

Ведь с собой люди взяли только самое необходимое: документы, теплые и детские вещи. Всего по минимуму, говорит Нелли. Теперь в Харькове надо начинать жизнь с нуля. И помощи ждать особо неоткуда. Ведь государство до сих пор не определилось, что делать с десятками тысяч переселенцев.

Нелли Константинова:

«Помогают волонтеры, очень много помогли! Знакомые, кто чем может, так и помогает. Обещают нас поселить в Ромашку, сразу хорошее отношение, сразу обратили внимание на нас, без очереди пустили, мы очень благодарны людям за такое обращение человеческое», — добавляет она.

Жилье, работа, вещи и продукты питания. На плечи волонтеров лег, казалось бы, неподъемный груз. То, с чем вот уже больше полугода не может справиться государство, специальные службы – волонтерам приходится решать ежедневно. Потому что именно к ним приходят страждущие перепуганные люди. С беженцами работают психологи. Особенно много внимания уделяется детям.

Анна, психолог:

«Мы рисуем, у нас арт-терапия проходит, мы играем в различные игры, пытаемся занять детей, в процессе работы мы можем выявить у детей различные травмы, у детей разные рисунки, бывают те, которые травмированные, черные рисунки все абсолютно, достаточно такие вот страшные. Есть детки, которые менее травмированные, работа нужна каждый день и желательно, работать в дальнейшем все больше-больше и больше», — заключает девушка.

Но не меньше страдают и взрослые. Многие не могут оправиться от шока месяцами. А ведь именно в это время надо решить самые насущные проблемы и ответить себе на вопрос: как жить дальше? На него до сих пор не может ответить Валентина, переселенец из Горловки. Пока что решила стать волонтером и помогать таким же, как и она.

Валентина, волонтер, переселенец из Горловки:

«Ради них, ради деток их, потому что понимаешь их боль, ее не только видишь, ее прочувствуешь. Поэтому хочется чем-то помочь. Так что чем могу, тем помогаю», — говорит она.

У нее в пункте помощи беженцам — свой маленький мир. Девушка собирает игрушки, детские вещи, книжки и сладости для малышей.

Валентина, волонтер, переселенец из Горловки:

«Деток, конечно, много, у каждого свои истории есть, грустные истории, к сожалению. Поэтому, чем можем, утешаем, подарки, игрушки, сладости. Многодетные семьи… то есть дополнительно к подаркам укладываются больше сладостей, чтобы детей хоть как-то… внести позитивную эмоцию в жизнь», — добавляет девушка.

Вместе с детьми беженцев Валя вновь и вновь проживает все моменты в родной Горловке. Вспоминает, как выезжали, как собирали своих малышей, как обустраивались на новом месте.

«Это все тяжело, тем более, когда сам знаешь, о чем речь идет, сама видела, сама с вот этими детками, у меня дочке десять лет, племяннице два с половиной года и она только месяца через три после переезда, выезда оттуда она приходила в себя, всего боялась, каждого шума, шороха, то есть это тяжело. И здесь детки точно такие же, поэтому переносить, все видеть и вспоминать свое дите — тяжело очень, очень тяжело», — делится девушка.

Но в то же время именно такая добрая и важная работа, как говорит Валя, помогает ей хоть немного отвлечься от проблем и переживаний. Ведь там, в Горловке, у девушки остался отец. Он не захотел бросать родной дом.

«Я его строил-строил, говорит, всю жизнь. Это дом дедушки. Ну и конечно собака, он вырастил ее, у нас большая собака . Если умру, то с собакой, говорит, вы все уезжайте, внуков берегите, и все, выгнал нас оттуда, просто выгнал. Дом, говорит, это еще так, если что, новый построим, а собаку, говорит, не брошу», — заключает Валентина.

Каждый из вынужденных переселенцев мечтает вернуться в родной дом. И это не зависит от того, как они обустроились на новом месте. Да и везет не каждому, кому пришлось начать новую жизнь с полного нуля. Но печалиться по этому поводу никто, кроме них, не будет. Все заняты. У всех война.

Андрей Соболев

Ольга Бузыка


797

Новости партнеров