ДМИТРИЙ ГУБИН: Киеву не верил и не верю

ДМИТРИЙ ГУБИН: Киеву не верил и не верю

Я с самого начала не верил, что украинская сторона будет выполнять минские соглашения и договариваться со своим народом. И не только из-за того, что в Украине люди, ответственные за реализацию мирного плана, вышли из эпохи первоначального накопления, для них ложь и мошенничество — естественные отправления организма. Не только поэтому. В конце концов, карточный шулер из соображений репутации иной раз сыграет и некраплеными картами.

Главная причина моего полного неверия — другая. Любой мир, пусть даже временный и зыбкий, нужно для начала проговорить, артикулировать, как модно нынче выражаться.

Значит, мы должны были услышать изменение риторики «первых лиц» Украины. Однако посмотрите: смягчил ли Киев воинственную линию хотя бы на словах? Ничуть не бывало. Пропагандистская машина «Украина» продолжала упорно и с наслаждением произносить слово «террористы», фактически обвиняя население Донбасса и его ополчение в совершении тяжкого преступления. Если бы на Печерских холмах хотели разговаривать со своими гражданами не только с помощью «Градов» или рейдов «Айдара», то употребляли бы в их отношении слова «боевики», «вооруженные формирования», например.

Еще один заметный шаг стороны, стремящейся к миру,— попытка отмежеваться от наиболее одиозных своих представителей или хотя бы отвести их на второй план. Однако видим: «Азов» и «Айдар» не только не расформированы и не отданы под суд, но и преобразованы из батальонов в полки, а их представители регулярно получают государственные награды. Помните практику «советского режима»? Найти «стрелочника» и посадить его. Сегодня же в Киеве — «стрелочникам» почет! Ни разу представители властных структур не отмежевались от журналистов и «пысьмэнныкив», призывавших к массовым убийствам, этническим чисткам, использующим лексику «ватников» или «колорадов». А молчание в этом случае — знак согласия.

А кадровые вопросы? Назначение Александра Турчинова секретарем СНБО, конечно, — апогей, но есть и другие очень важные факты, хоть и меньше бросающиеся в глаза. Посмотрим на гуманитарные назначения: при переформировании правительства остался на посту министра образования и науки Сергей Квит, апологет интегрального национализма, а министром культуры назначен Вячеслав Кириленко, инициатор отмены «языкового закона» в феврале 2014 г.. Вряд ли такие назначения предполагали «общенациональный диалог» с жителями Донбасса.

Ждали закон об амнистии в рамках будущего мира и согласия? Надежду можно было оставить давно! СИЗО постоянно наполняются теми, кто не то сказал, не то надел… Георгиевская ленточка на груди, громкий разговор с упоминанием «хунты», посылочка в Донбасс — среди нелояльных и несогласных оказываются в СИЗО старики, женщины, инвалиды. Многие люди сидят в ожидании суда и приговора с апреля прошлого года. По делам в Одессе и Харькове на скамьях подсудимых сидят жертвы, а не убийцы.

Более того, уже после минских встреч Петр Порошенко, приезжая в «освобожденные» города юга и востока, откровенно демонстрировал свое презрение к местному населению. Так, например, в Харькове он восхвалял коллаборациониста Шевелева, которому горсовет однозначно отказал в установлении мемориальной доски за его участие в нацистской пропаганде времен оккупации. В Одессе он вообще разразился тирадой: «В настоящий момент Одесса стала очень проукраинским городом! В российских СМИ Одессу даже называют «бандеровской». И большего комплимента для Одессы для меня не существует!». И, конечно же, в этом ряду его слова ко «дню соборности»: «Есть принципиальные вещи, которые не могут быть основой ни для какого компромисса. Во-первых, Украина не будет федеративной, а останется унитарным государством. Во-вторых, европейский выбор не подлежит дискуссии. В-третьих, единственным государственным языком есть и будет украинский».

Проблема децентрализации, о которой так долго говорили в Киеве, сегодня отброшена на информационную периферию. Взаимоотношения с местными властями выстраиваются по праву «захватчика городов». Региональные элиты натужно демонстрируют свою лояльность центральной власти, а их — в «мусорный контейнер», а им — в морду от «революционеров в балаклавах». От ночных допросов в СБУ не застрахован никто, даже олигарх Ринат Ахметов. Замечу, что сессия Харьковского горсовета с требованием прекратить беспредел штурмовиков — первый сигнал к тому, что на местах можно довести до протеста любого конформиста.

Тогда — где же поле для компромиссов? В чем состоит «движение к миру»?

На мир надеялись многие. Надеялись на то, что власть будет готова слушать своих избирателей. Зря надеялись. Переговорщик должен протягивать руку для рукопожатия, а не для пощечины.

Дмитрий Губин, журналист, политический обозреватель


Дмитрий Губин


5873

Новости партнеров