Харьковчане неоднозначно оценивают теракты во Франции

Харьковчане неоднозначно оценивают теракты во Франции

Харьков, 13 января.

В Харькове состоялась акция в поддержку французов «Je suis Charlie». Около двухсот харьковчан собрались в субботу вечером около памятника Шевченко, чтобы выразить скорбь и солидарность французскому народу в связи с расстрелом редакции сатирического журнала «Charlie Hebdo» и гибелью заложников в последующие дни. Люди держали в руках поминальные лампадки и свечи, флаги Украины, Франции, ЕС, а также карандаши, плакаты и рисунки редакции «Charlie Hebdo». Свечи выложили полукругом возле памятника.

Затем Виктор Бойчук зачитал обращение к французскому послу, которое отправят в Киев, на адрес посольства: «Чтим память жертв террористического акта, который был совершен 7 января в редакции еженедельника «Charlie Hebdo» и в отношении других невинных жертв. Сочувствуем и надеемся на быстрое решение конфликтов без жертв и с соблюдением базовых прав человека на жизнь, свободу и уважение вероисповедания, безопасность, свободу творчества». Письмо было принято участниками митинга памяти без возражений. После этого участники акции с зажженными свечами отправились к зданию Французского культурного центра, чтобы совершить ритуал почтения жертв у единственной официальной организация Франции в Харькове.

«Формально название акции «Je suis Charlie», так же, как во всем мире. Но с подзаголовком #not in my name –тэг, который сейчас появился. Для меня это самый важный аспект этой ситуации: о том, что очень многие злодейства в мире прикрываются чужими именами. Механизм везде одинаков: «русскоязычных обижают, поэтому мы разрушим половину Донбасса», или «мусульмане оскорблены, поэтому мы расстреляем половину редакции». Во всем мире используют одни и те же схемы, и если мы не будем им противостоять, то в какой-то момент мы поймем, что мы потеряли тот мир, который мы пытаемся строить. Много целей у акции, и мне бы не хотелось, чтобы всё сводилось к чему-то одному. Среди нас есть люди, которым ужасно не нравятся карикатуры «Charlie», и которые в принципе не разделяют такой вид иронии. Но они пришли, так как для них невозможен такой ответ на подобные вещи. Для кого-то это просто проявление скорби, для кого-то это декларация сверхценности свободы слова, для кого-то это способ сказать, что терроризма вообще не должен существовать ни в какой форме. А для кого-то – способ напомнить, что чужим именем прикрывают великие злодейства», — рассказала одна из организаторов акции Иванна Скиба-Якубова.

Участник акции и составитель коллективного письма харьковчан Виктор Бойчук говорит: «Крайности в отношениях людей приводят к конфликтам. Острая сатира вызвала острую агрессию. Люди всё чаще уходят в крайности и забывают о соразмерности, равновесности, гармонии. Крайности приводят к страданиям. Давайте скажем: «Нет крайностям!», поддержим стремление и обязанность людей разрешать конфликты соразмерным способом, без эскалации напряженности, без человеческих жертв, без манипуляций общественным сознанием и без страха людей перед будущим».

Впрочем, нашлись и такие харьковчане, которые сочли акцию у памятника Шевченко лицемерием и осудили также и официальную позицию киевских властей по поводу событий во Франции.

Журналист Павел Федосенко написал на своей странице в соцсетях: «Расстрел редакции «Шарли» — это, конечно, трагедия и адовый п***ц. Людей убивать нельзя. Но давайте откроем ленту «Корра»: только за последние два часа — землетрясение в Китае и Иране, два взрыва в Ираке, семь трупов в результате атаки смертника в Ливане… Плакаты готовить будем? Порошенко уже вылетел? Нет? А чо? Ааа, б***, забыл: это ж все н*** не Европа, да и «Мистрали» для рашки зажал нихера не Иран. Передала бы Франция «Мистрали» России, погибшим, уверен, досталось бы куда меньше украинского сочувствия. Мне жалко людей, которые трагически погибают — французы это, россияне…или нигерийцы. И если все украинцы, как оказалось, такие о***ть искренне-сердобольные, поминки у Шевченко должны проходить чуть ли не каждый день. В противном случае это лицемерие. Терроризм во Франции — это страшно, а в Иране — нет? Ладно… Я понимаю, почему французы вышли на улицы. Но я упорно отказываюсь понимать, с какого перепуга французы вдруг стали лучшими друзьями украинцев и откуда такая избирательность. Точнее, все как раз понятно — просто ответ отдает лицемерием. Реакция французов мне понятна, а вот реакция украинцев — это просто прогиб. И не говорите, что погибшие были журналистами! Во-первых, не были. Во-вторых, наша жизнь не ценнее жизни сантехника…».

С мнением Федосенко согласны и другие журналисты из Харькова: «Петя поехал дружить с Олландом. Мы сильно зависим от Европы. Любой повод нужно использовать, что европейские трагедии – общие», — считает тележурналист Руслан.

«За событиями во Франции кто-то из вас заметил теракт в Нигерии, который унес около 2 000 жизней? Не, не слышали? Ну, тогда не спрашивайте, почему Запад не сильно обращает внимание на десяток-другой погибающих в Украине каждую неделю. Третий мир, кто ж их там считает….Просто для нас «третий мир» — это Нигерия, а для них – мы…», — говорит Сергей Сидоренко.

Харьковчане обращают внимание на различное отношение к терактам в разных странах не только со стороны правительства, но и самого населения:

«Во Франции людей расстреляли именно из-за их деятельности. Это как если бы сантехников расстреляли за то, что они прокладывают пластиковые трубы, а не проверенные временем чугунки. Плюс это сделали задолбавшие своей воинственностью мусульмане, которые обижаются на все подряд. А другие теракты — ну, тут люди просто уже привыкли к ним. Это как весной мы ждали каждый час новостей с свеже-открывшегося фронта в нашей стране, а сейчас разве что раз в неделю сводки прочитаем. Ну и есть еще человеческая избирательность», — отмечает инженер Алексей.

«Человеческая природа избирательна и больше сочувствия достается друзьям. Вот пока Россия с нами не воевала, мы тоже сочувствовали им во время Норд-оста. А теперь я не уверен», — говорит видео-оператор Александр.

«Тут еще надо смотреть на реакцию внутри страны, в которой это случилось. В Ираке на это особо не реагируют — привыкли, в Ливане тоже не особо. Франция отреагировала очень бурно. А поскольку эта страна является одной из ведущих в мировой политике и экономике, то и другие государства не могли не отреагировать иначе», — подчеркивает преподаватель одного из вузов Александр.

Есть и такие, для кого теракт во Франции – это просто трагедия, без политического подтекста:

«У кого-то прогиб, а кто-то искренне посочувствует. Помнится мне, и детские игрушки к посольству России приносили после трагедии в Беслане. И совсем недавно — это уже во времена Евромайдана — акции соболезнования погибшим в Волгограде. Соболезнование — это как похороны, считаешь нужным — приди, считаешь нужным — напиши плакат», — считает журналист Татьяна.

Многие харьковчане также обращают внимание на то, что к погибшим на Донбассе и во время пожара в одесском Дома профсоюзов киевские власти не проявляют такой скорби. На харьковских форумах появились такие сообщения:

«Порошенко так и «не нашел» виновных в теракте в Одессе, где более 40 человек были сожжены и убиты. Но зато поехал на марш против терроризма в Париж»

«Что-то я в Париже не видел скорби по погибшим на Донбассе» «Порошенко улетел в Париж, на Марш скорби по французам. Может я что-то пропустил, когда лидеры ЕС приезжали на Марш в Украину? После 2 мая в Одессе? После тысяч убитых на Донбассе?»

« Харьковчане, а детей, убитых всего в трехстах километрах от ваших домов, вам не жалко? А стариков, оставшихся на старости лет без дома, тоже не жалко? Никакое убийство не имеет оправданий. Но почему вы молчите, когда гибнут граждане вашей страны?! Грош цена вашим собраниям со свечами и рисунками!»

«По Одессе на скорбь к нам лидеры ЕС приезжали? По Донбассу скорбили? Или море украинской крови ничто, на фоне капли крови французких карикатуристов?!»

«Лицемерные твари. Где была ваша скорбь когда Луганск бомбили? В Донецке вчера 6 человек поубивало снарядами нацистов. Где ваша гребаная скорбь?» «Весь цивилизованный мир, когда сожгли 48 человек в Одессе, не возмущался, не возлагал цветы и не проявлял никакой активности. А 12 убитых французов — это, конечно, горе, и весь цивилизованный мир потрясен этим событием».

Евгений Паромный

Елизавета Будько


576

Новости партнеров