Украинцы не собираются отказываться от работы в России

Украинцы не собираются отказываться от работы в России

Харьков, 2 января. 

Харьков — город, чьи трудовые ресурсы были всерьез ориентированы на российский рынок. Харьковские специалисты работали по всей России не только по причине территориальной близости, но из-за значительно более высоких заработков при одинаковой загрузке и уровне квалификации.

Мы постарались опросить нескольких так называемых «заробитчан» из Харькова и области, чтобы понять — как они оценивают то, что Россия отменила льготы для трудовых мигрантов с Украины.

Наш первый собеседник — 43-летний Алексей, мы познакомились в поезде Москва — Харьков буквально за несколько дней до Нового года. Алексей ехал домой на праздники, в небольшой городок Мерефа, что недалеко от Харькова, а в Москве у него работа в строительной артели. Вместе с двумя двоюродными братьями и друзьями они уже три года делают ремонты в московских квартирах.

«Не буду жаловаться, в среднем у меня заработок меньше 50 тысяч рублей в месяц не получался. А в хорошие месяцы и 70-75 тысяч рублей получалось. У прораба конечно больше — иногда и 150 тыс набегало, но у него и ответственность больше перед клиентами, с него спрашивают и сроки, и качество. Этих денег мне вполне хватало, чтобы жена и трое детей жили, особо ни в чем не нуждаясь, а дома я стабильно таких заработков и близко не имел», — рассказывает Алексей.

По его словам, он даже не задумывался о том, чтобы каким-то образом официально оформлять свою работу в столице.

«Понимаю, что это не совсем законно, но вы себе представляете, как может простой человек пройти всю эту бюрократию? Ну да, приезжал просто типа в гости к родственникам, и раз в три месяца выезжал обратно, чтобы поставить отметку в миграционной карте».

О том, что теперь оформление патента на работу станет обязательным, Алексею сказал прораб и предупредил, что после Нового года, прежде чем выходить на работу, он должен оформить все бумаги, и только потом возвращаться в артель.

«Конечно буду пытаться — закон есть закон, в России это не просто так, как в Украине, а надо выполнять. Как — ума пока не приложу. Двоюродный брат обещал сходить в ФМС, проконсультироваться, может потом разберемся. Но честно говоря, я считаю, что пусть теперь киевские власти мне компенсируют мои потери — из-за их так называемой нестабильности и всяких Майданов я могу работы лишиться. А семью мою, они будут кормить? Или им нужно было меня вернуть, и таких, как я, чтобы быстренько в армию призвать?» — Алексей начинает злиться и стучит кулаком по столику в вагоне.

37-летний Александру повезло больше — его работодатель обещал помочь с легализацией его нахождения в России.

«Пять лет уже работаю на даче у одного человека недалеко от Нижнего Новгорода. За домом присматриваю, ремонт любой — я все умею, от водопровода до мотора, за садом ухаживаю, когда хозяева приезжают, помогаю — привезти что-нибудь, мебель передвинуть, бывает, и за руль сажусь, если хозяева водителя отпускают. Год назад познакомился с девушкой, хозяин предложил нам жить вместе — она теперь по дому работает, готовит, убирает. Хозяин, когда весной еще только начиналось все, в начале типа в шутку, а потом всерьез стал предлагать оформить временное проживание — так мол будет и ему спокойнее, и мне», — рассказывает Александр.

По его словам, на Украину он не собирается возвращаться теперь совсем, хотя в Валках Харьковской области остались его пожилые родители и сестра с мужем и детьми.

«Не хочу загадывать, но наверное последний раз границу пересек. Посидеть хотим на Новый год с родней. Жаль, но я тут не могу жить. На Новый год минута молчания по телевизору, с 20 января мобилизация, по всем дорогам висят флаги, зато нет света и людям работать негде. Даже если я всю жизнь буду работать сторожем, по крайней мере на войну не попаду и буду знать, что завтра будет», — говорит наш собеседник, собирая в пакеты продукты в большом харьковском супермаркете.

«Знаете, что я сделала, когда впервые поняла, что дальше так не получится — приехала и работаю, и ни о чем не забочусь, что теперь Россия больше не намерена терпеть нас полузаконно, после всего что наши власти тут навытворяли? Пошла в Сбербанк России в Воронеже — я тут работаю в салоне красоты. Пришла и спросила — могу ли я получить кредит на квартиру, даже если пока у меня нет российского паспорта?», — рассказывает нам очаровательная Татьяна, наблюдая за детьми, играющими на детской площадке.

Татьяна работает в Воронеже уже больше двух лет, а в Харькове у нее растут двое детей, за которыми присматривает ее мама.

«Вы про уроки мужества в школе слышали? А про уроки строевой подготовки в вышиванках? А украинские каналы пробовали смотреть? Мама мне каждый день звонит и плачет в трубку — надо хотя бы детей вывозить, я больше так не могу. Вначале думала, что она преувеличивает, приехала и сама посмотрела — все еще хуже, чем она говорит. Вот теперь решили — квартиру в Харькове продаем, если хватит с учетом падения цен, то покупаем какую уж получится в Воронеже. Или в пригороде. И с сентября старшая идет в школу в российскую школу. И все», — Татьяна резко встает, видимо это тяжелый разговор, который ее тяготит.

У Натальи в период первой волны мобилизации муж был вынужден уехать в Крым.

«Он вообще родом оттуда, родители живут под Симферополем, в своем доме. Когда повестка пришла, он чудом успел выскочить через границу, тогда еще документы не так строго проверяли. Если бы его на войну забрали, я бы военкомат взорвала, что угодно сделала, лишь бы его вернуть», — плачет женщина.

По ее словам, через какое-то время мужчина устроился работать обычным таксистом, водит отцовскую машину.

«В Харькове у нас квартира — родители на свадьбу купили, кто ж знал, что так получится, у меня работа. И Сергей мой имел хорошую работу — в автомобильном салоне. Думали детей завести через пару лет. Вначале думали — вот сейчас все успокоится, и он вернется. Я к нему почти каждые выходные ездила. Но теперь уже все — ничего не успокоится, нужно выбирать», — мы говорим с Натальей на пересадке на вокзале в Воронеже. Она берет билет на Анапу, надеется успеть до Нового года в Симферополь.

«Муж уже подал документы на крымский российский паспорт. Ждем решения. После праздников буду и я подавать документы. Знаете, отмена поездов и ужесточение условий работы в России для граждан Украины, — все это заставило нас принять окончательное решение —  будем завязывать с этой страной. Одни беды от нее», — женщина обрывает разговор на полуфразе, боясь опоздать на поезд.

Евгений Паромный

Виктор Другоруб


2516

Новости партнеров