Детский взгляд на Украину: Война, Крым, патриотизм, митинги

Детский взгляд на Украину: Война, Крым, патриотизм, митинги

Харьков, 17 декабря.

Как сказывается агрессия и манипуляции в информационном пространстве, а также фактические трудности нынешнего периода на взрослых — мы писали уже неоднократно, проанализировав это со всех точек зрения. Но чаще всего мы упускаем из внимания младшее поколение, считая их часто просто пассивным дополнением к взрослым, их безмолвным продолжением. Пытаясь исправить эту извечную ошибку, мы попытались пообщаться с младшим поколением харьковчан, поинтересовавшись их видением всего происходящего как у взрослых, дееспособных членов общества.

Марине Луговой, нашей первой собеседнице 10 лет, она учится в самой обыкновенной школе в одном из микрорайонов на Одесской, в Харькове. Марина ходит на танцы, и больше всего любит своего маленького братика Вадима, рахат-лукум и загорать.

Марина Луговая, 10 лет

Марина Луговая, 10 лет

«Мама запретила мне смотреть телевизор без нее еще весной. Говорит, там показывают войну и неправду. А еще теперь мама очень часто плачет. Бабушка говорит, что она боится повестки для папы. Повестка — это такая бумага, после которой папа уйдет на войну. Я не хочу, чтобы папа уходил на войну. Он ведь даже стрелять не умеет, у него большие очки и он очень добрый, он не сумеет воевать. Раньше мы каждый год уезжали на все лето к маминой однокласснице в Крым и там жили, недалеко от Феодосии. В этом году тоже собирались, но маму стали ругать ее подруги. Они сидели у нас на кухне и говорили, что у нас забрали Крым, и теперь туда нельзя ездить. Как можно забрать целый полуостров? Я спросила у мамы, а она заплакала и сказала, что это неправда, просто люди в Крыму захотели жить лучше. Не понимаю, почему мамины подруги этого не понимают?» —  говорит Марина.

По словам девочки, у них дома уже поставили новогоднюю елку, но родители говорят, что в этом году непраздничное настроение.

«Мама говорит, что папу могут уволить с работы, потому что никто не хочет покупать дорогие компьютеры. В прошлом году на Новый год мне подарили большую куклу и новый телефон, а еще мы ездили на спектакль в Москву, потому что папе дали премию за хорошую работу. В этом году я не буду просить никаких подарков, потому что когда я смотрю на витрины магазинов, у мамы становится такое странное лицо, мне ее очень жалко». «Когда я выросту, я обязательно сделаю так, что нигде-нигде не было войны, и у всех была работа. И тогда взрослые смогут всегда дарить детям любые подарки на Новый год», — подводит итог нашего разговора Марина.

Оксане Турутиной уже 14 лет, она учится в университетском лицее в Харькове. Больше всего любит

Оксана Трутина, 14 лет

Оксана Турутина, 14 лет

путешествовать, компьютерные игры и мечтает о новом айфоне.

«Мои одноклассники только и говорят о войне и о Майдане. Есть те, чьи родители нетолько сами поддерживали митинги в Киеве и в Харькове, но и им разрешали ходить с собой. У моего одноклассника отец чудом выжил во время стрельбы в Киеве. Но все-таки большинство в классе говорят, что после Майдана все стало намного хуже. Обещали, что у нас всех будет безвизовый въезд в Европу, большие зарплаты, мы сможем учиться в европейских и американских вузах. Мой двоюродный брат этим летом пытался поступать в консерваторию в Голландии, сдал все экзамены. И выяснилось, что год обучение стоит более 10 тыс евро. Думаю, его родители никогда не смогут собрать такие деньги«, — говорит девушка.

По ее словам, больше всего она боится, что война придет в Харьков.

«Когда в Харькове начались взрывы, стало очень страшно. Я почти неделю не хотела ходить на занятия, занималась дома, плакала. По ночам снились кошмары. Стала просить родителей уехать куда-нибудь, все равно, куда, лишь бы было спокойно. Как-то поздно вечером я услышала, как отец говорил матери, что попытается с нового учебного года перевести меня на обучение в школу в Эстонии — там живет сестра отца, и в Таллине есть русскоязычные школы. Отец говорит, что ни он, ни мать не могут бросить работу, но им будет спокойнее, если я буду подальше от всего этого кошмара».

Саша Коваленко, 8 лет

Саша Коваленко, 8 лет

Любимая игра 8-летнего Саши Коваленко — война. В доме уже скопились десятки экземпляров игрушечного оружия и сотни солдатиков.

«Хочу стать военным, победить всех плохих и сделать так, чтобы больше не было войны», — отвечает мальчик на наш вопрос, зачем ему столько военной амуниции.

У его лучшего друга и одноклассника бабушка и дедушка погибли при обстреле Донецка. Родители долго не хотели говорить об этом Саше, но он все равно услышал, когда родители шептались о произошедшем.

«Если бы я был большой, я бы их защитил. И других бы сейчас защитил, но мама не пускает меня никого защищать, говорит, что я еще маленький. В школе я всех защищаю — и девочек, и малышей из младших классов».

Егору Власову уже почти 15 лет, и он неохотно обсуждает с посторонними свои мысли и позицию.

Егор Власов с мамой

Егор Власов с мамой

«Мне не нравится все, что показывают по телевизору. И с друзьями я сильно поругался. Нас в классе трое, кто против Майдана, а остальные за. Ездил с родителями в Крым летом, очень понравилось. А 1 сентября одноклассники решили со мной из-за этого не разговаривать, типа я предатель и не патриот. И еще я не хочу носить желто-синюю ленточку и маршировать на уроках патриотизма — я в школу хожу, чтобы учиться и в престижный институт поступить, а не для этого. А слова гимна, если надо, я лучше многих из них знаю», — говорит Егор.

По его словам, вначале он пытался спорить с одноклассниками о том, что Россия не нападала на Украину, не отнимала Крым, что Майдан не был народным гневом, а спланированной акцией, но потом махнул рукой.

«Несколько старшеклассников сбежали в Правый сектор, хотели воевать. Двоих сняли с поезда недалеко от Харькова, вернули домой. А трое таки уехали, от них с тех пор никаких вестей. Мне их реально жалко, они как зомби были. И если их убьют, мне кажется, я тоже виноват — не смог их убедить, что они реально глупости делают, жизнь себе ломают».

Евгений Паромный

Дмитрий Майдан


1396

Новости партнеров