На позицию девушка загоняла бойца

На позицию девушка загоняла бойца

Киев, 11 декабря.

Слово волонтер само по себе ничего плохого не содержит. Доброволец. Человек, занимающийся какой-либо деятельностью по собственной воле. Однако в реалиях Украины оно уже приобрело другой смысл. Эпидемия. По-голливудски вудуобразная зомби-эпидемия. Поэтому уверенно можно сказать: на Украине волонтер это добровольный зомби. На них и держится война. Именно они заведуют ныне в стране «мертвечиной».

Количество волонтеров и всяческих волонтерских организаций на Украине давно уже перевалило за всякие разумные пределы. Перефразируя песенку из старого советского фильма: волонтеры тут, волонтеры здесь, без них не встать, без них не сесть, чихнут в АТО, изве-е-е-е-стно волонте-е-е-е-ру…

И не только известно, волонтер тут же на «чих» отреагирует:

- Нет бронежилета? Нечем воевать? На, сынок, ты только не останавливайся.

Это не брони, а солдат не хватает. Как мы уже писали, мобилизации прокатываются по стране волна за волной, словно цунами. А в волонтерах недостатка нет. Волонтерские сотни и батальоны рыскают по просторам «неньки» в поисках легкой поживы — пожертвований «на нужды АТО». То есть, на удовлетворение потребности убивать.

Ты помнишь, как все начиналось

А начиналось все еще с зимнего Майдана. Сотни и тысячи, в основном приезжих, деклассированных и безработных, совершенно молодых до детства, людей заполнили Майдан, что бы «выгнать панду» и устроить «революцию гидности». Но уже тогда за этими скачущими, палящими покрышки, толпами, замаячила тень массового психоза под названием «волонтеры». Тогда еще, просто волонтеры.

40721_6_620x457

Покрышки все время заканчивались, есть хотелось, вы не поверите, практически всегда, и потому множество взрослых, успешных, образованных тетенек и дяденек потянулись караванами на Майдан с новыми покрышками, теплыми вещами, бутербродами и кофе. Так появились первые волонтеры. И даже Виктория Нуланд отличилась в этом деле: заглянула в майданный зоопарк с пакетиком плюшек. И ведь никто не сказал тете Нуланд: «Зверушек не кормить, у них животики потом болят». Но у зверушек, по ходу, заболела головка….

Волонтеры хвалили недорослей на площади, создавали им все условия для комфортного бунта, услужливо подносили бензин и пустые бутылки, называли героями. А что еще нужно ребенку, как на похвала взрослого? А взрослые всеми силами толкали на смертоубийство. Так, волонтерское движение на Украине все отчетливее стало приобретать, пока еще еле уловимый, но стойкий трупный аромат.

«Киевляне, не будьте равнодушными! Ребята на Майдане мерзнут и голодают за нас, за нашу свободу! Им нужно все: теплые вещи, продукты! Все на Майдан», — писала волонтер Людмила Киев в декабре прошлого года на своей страничке в Facebook.

И все пошли на Майдан. По своей воле. Волонтерами. Мустафа Найем загнал туда «онижедетей», а волонтеры весь Киев. Девочки постили кокетливые фотки в белье с украинской символикой, и призывно подмигивали, ошалевшим от многонедельного стояния на морозе, «патриотам», а мужчины наставительно басили: «Убей «Беркут» — это агенты Москвы».

Но сами на Майдан не спешили. У волонтера всегда есть параллельная жизнь: бизнес, работа, карьера. Себя-то они ценили выше майданного пушечного мяса. Они думали, что они ценны для Украины и поэтому главное мотивировать детей там, на Майдане. А уже потом наступит время для них, рассудительных, умных людей.

«Как мы знаем, у человека с рождения присутствуют и агрессивные, и сексуальные импульсы. Также человеку присущи влечение к жизни и влечение к смерти. И если умело надавить на эти точки, то мы сможем увидеть невероятные перевоплощения некогда смиренных граждан в монстров. Всем этим умело пользуются психотехнологи», —  рассказала журналисту НА «Харьков» директор киевского Института развития психоанализа Людмила Ускова.

Первые волонтеры, заражая Майдан вирусом ненависти и каннибализма, считали себя в полной безопасности. Они же выше всего этого, правда? И они не заметили, как детская пассионарность и энергия «майданят», которых они превратили в скачущих зомби, начала стремительно заражать их самих. Их уже «укусила» революция. И они начали «превращаться» в зомби. Все как в клипе Майкла Джексона «Триллер».

От покрышек к пулеметам

Победа пришла неожиданно и в один день. Янукович сбежал и волонтеры, только-только попробовавшие крови застыли в растерянности. Неужели теперь надо разойтись и начать, не дай Бог, конечно, просто работать? У волонтеров и патриотов началась первая ломка. И тут, как манна небесная: Крым ушел. Пол Украины захлебнулось ненавистью: «Как они посмели»! Но внутри была радость. Мы опять в деле!

И по Украине потянулись волонтерские «поезда дружбы». Там где они успевали побывать – пахло кровью. Поезд дружбы из Тернополя поехал было даже в Крым, но узнав, что на Перекопе их ждут неулыбчивые бородатые мужики из Черноморского казачества в плохом настроении, повернули обратно.

«Я был в Севастополе. Я поражен. Нас тут действительно не любят. За что? Я уверен, пройдет время, и они вернутся. Они поймут, что мы их любим больше Путина» — написал в апреле тележурналист Дмитрий из Киева.

А действительно, за что же они вас не любят? Может за то, что вы пытаетесь заразить всех ненавистью? Так как сами вы уже были ее заражены.

1400439000_odessa-pixanews-12-680x453

И поэтому 2-е мая в Одессе было неизбежно. Именно тут у зомби-волонтеров выросли клыки и полезла собачья шерсть на щеках. Именно тут, их зрачки стали красными, а речь истерична. Именно тут камеры стримеров зафиксировали симпатичных молодых девочек, весело бегущих к Дому профсоюзов, а затем, разливающих бензин по бутылкам. Тот самый бензин, в пламени которого горят заживо более полусотни людей — в основном женщин и даже детей.

«Помогите опознать эту сволочь, которая разливает коктейли Молотова. Место действия — Одесса. Сегодня с Одессы пришло более 3-х тысяч человек, поможем все вместе опознать эту фашистскую падаль», — написал в тот же день один из активистов Куликова поля.

Если бы он знал, сколько еще надо будет объявлять в розыск зомби-волонтеров…

Завтра была война

«Если бы не Крым, не было бы Донбасса», — говорили мне мои патриотично настроенные друзья. Конечно, не было бы, потому что это было бы в Крыму.

Референдум в Донецкой и Луганской народных республиках, был началом «золотого века» волонтерства. Первые же выстрелы показали: у украинской армии нет ничего. Даже саперных лопаток. Танки ездят только на эсэмесках. То есть на добровольных взносах. Если не ты, то кто же? Волонтеры были нужны как воздух. Оглушенные, обожженные, гибнущие украинские солдаты уже не понимали, где они и что происходит. Еще чуть-чуть и война закончится не начавшись. «Нужно подбодрить наших мальчиков, нужно, что бы у них было все необходимое», — писали пожилые тетеньки в соцсетях.

Действительно, если у тебя нет необходимого, то какая тут война?

И в АТО понеслись посылки и караваны с бронежилетами, пусть бестолковыми, но какая разница, с носками, «Мивиной» и всей остальной дрянью, которая поможет солдатам делать свое дело: стрелять в безоружных людей. Волонтеры, как и на Майдане, решили создать все условия для комфортной карательной операции. Донбасс или будет украинским или его не будет совсем.

Котлы и каша

И тут грянул август и у украинской армии начался форменный «Сталинград». Окружения следовали одно за другим, лица солдат, которых еще не успели перемолоть в кашу ополченцы, несмотря на все одобрительные реплики из тыла, становились все скучнее. Волонтеры встревожились.

«Нужно поднять патриотических дух, нужно донести нашим мальчикам, что мы ими гордимся и ждем их», — писала в июне пользователь Татьяна на своей странице.

Конечно, нужно. Ведь они стремительно уставали убивать, а у некоторых, о, ужас, стал возникать вопрос: «Что я тут делаю и с кем воюю»?

dity2

Больше, больше крови – пульсировала зомби-волонтерская фантазия. Все средства хороши. Поэтому все как в Голливуде: красивые девушки и дети. Любовь и жалость. А в суме будет: смерть.

«Девчонки и мальчишки, а также их родители, солдаты, кроме материальной поддержки нуждаются и в моральной. Поэтому приветствуются детские рисунки, ручные поделки (браслеты, игрушки и т.д.), и особая потребность в флагах», — писал в ноябре на свое странице в Facebooke харьковчанин Александр Макаренко.

Нет, прицелы, берцы, приборы ночного видения — тоже нужны. Но нужнее всего именно детские рисунки. Чтобы рука не дрогнула, посылать снаряды в детей Донбасса. Ведь сердечко будет согревать детский рисунок, а руку укреплять браслет с известной надписью про Путина. А мы, волонтеры, тут в тылу постараемся, что в браслетах недостатка не было. Ну, не идти же нам самим воевать?

У войны не женское лицо

Ну, это вообще у войны не женское лицо. А конкретно у АТО лицо именно женское и волонтерское. Если солдат устает воевать, если перестает понимать — за что воюет, тут нужен сильный стимул. А что может быть сильнее любви, а местами даже секса? Особенно если солдат – это изголодавшийся по ласке холостяк. Тогда его заставит воевать… Нет, не женщина, а призрак любви.

Бандеролька

Еще в июле группа девушек в Тернополе собирала пожертвования на войну позируя без труссов на фоне дорогих машин. Тогда все это выглядело еще весело. Но время шло, а победа не приближалась.

И вот уже в ноябре одинокие девушки собирают в АТО посылки с записочками: «Когда ты вернешься, то…». Но пока, воюй. Еще, еще, еще… Главное не останавливайся.

Очень сексуально.

«В посылку для холостяка можно вложить свою фотографию, письмо, обратный адрес или телефон, для того, чтоб холостяк мог с вами связаться. Со своей стороны мы гарантируем, что посылки дойдут по назначению. Никаких возрастных ограничений мы не делаем. Единственная просьба – хорошо паковать вещи и класть только новую одежду, а если еду, то только фабричного производства», – рассказывает автор идеи «Согрей солдата в зоне АТО», волонтер Анна Сандалова.

Другая девушка, волонтер волынского центра помощи бойцам АТО Ирина Кособуцкая, пошла еще дальше. Она просто поехала в палатки к солдатам, «нашим мальчикам», как она их называет.

 

«Каждый день я просыпаюсь и звоню своим мальчикам, на передовой. Если ночь прошла спокойно, все живы, не ранены, то мой день начинается прекрасно. Психологически трудно помогать ребятам, ты понимаешь, что идешь туда, где тебе рады. И стараешься заглянуть к ним хотя бы на несколько минут. У меня в каждой палате есть своя кровать», — говорит Ирина.

Ну, а что бы окончательно отвлечь бойца от мысли в кого именно он стреляет, между многообещающими поцелуями, еще немного детских рисунков.

«Помню, как мы привезли ребятам детские рисунки. Они смотрели их и плакали. Говорили, что именно поэтому они за нас воюют», — делится волонтерка.

Как сказала психолог: «Если надавить на слабые точки….»

Трупный запах волонтерсва

Некромантия вообще является главной составляющей волонтерства на Украине. Как и самой Украины -  вспомнить хотя голодоморный истерики Ющенко. И волонтеры, кстати. все меньше это скрывают. Ну, разве не великолепен следующий пост в Facebook?

«Отгружаем помощь медикам из ДУКа. Это медикаменты (спасибо Зое за медикаменты из США, мешки для 200-х (спасибо Рудоманову, мешки взять нигде не могли, а медики очень просили), это подарки, колбаска, сыр, (обязательно), всякое другое…», — пишет неведомая нам Юлия Толмачева.

Даже страшно себе представить, что такое «всякое другое», если врачи очень просили мешки для трупов. Ну, как тут не процитировать легендарного человека-каску Тымчука? «Потерь нет».

Но мешки для трупов нужны.

«На западном фронте без перемен»

Но и ведь и «на фронте» не молчат. Требуют больше «треша и угара».

«Часто читаем украинские сайты новостей. Более всего нас поражают две вещи. Первая это равнодушие большинства граждан к тому, что происходит. А вторая, массовая антивоенная истерия которую сейчас поднимают на западе, московские наймиты», — пишет безымянный боец «письмо с фронта» на сайт «Тернополь вечерний».

Вот так вот: антивоенная истерия. Люди в истерике просят прекратить убивать. А эти спокойно так убивают женщин и детей и просят их хвалить. А их и хвалят. Да еще как! Конфетки дарят.

5486ff045f5c6

Намедни, одна красивая, не избалованная стройностью девочка, подарила «киборгам» «шоколадный танк». И это не то, что вы подумали, хотя остальные танки у них приблизительно такие. Так вот, девочка подарила отважным бойцам танк из конфет и шоколадок. Причем, по девочке видно, что конфетами она интересуется профессионально.

«Если съесть у него башню, то получится гробик… ой, киборг», — изящно пошутила девочка, передавая бесценный дар тем самым «гробикам-киборгам».

А ведь подарочек-то непростой. Были бы «киборги» живыми, то поняли бы, что это намек, на то, за что они убивают людей в Донбассе: за кондитерский бизнес президента. А покушение на это действительно стоит всяческой жестокой смерти. Той самой влечение, к которой у волонтеров столь сильно. Еще бы: они стали заигрывать с нею еще в зиму 2013.

Но со смертью нельзя заигрывать. Она не понимает шуток. И не прощает легкомыслия.

«Я говорила о влечении к смерти, которая присутствует у каждого человека в той или иной степени. Причины автодеструкции могут быть самыми различными, но как одна из них — неосознанное ощущение ненужности, брошенности, отсутствия любви и пр. Для таких людей необходимо постоянная подпитка извне, где им всё время будут доказывать, что они нужны и любимы. Более благодарной публики, чем солдаты, даже не придумаешь — они в тяжёлых условиях будут с вдохновением вспоминать, что у них в тылу есть боевые подруги. Но не стоит обольщаться такой романтической картиной. Драматический сценари брошенности, отвергнутости должен повториться — вот погибает, девушка страдает, заламывая руки. При этом она через идентификацию с ним символически умирает вместе с ним. Это своего рода суицид», — говорит киевский психолог Людмила Ускова.

Вот так. Таков вывод профессионального психолога. Только, на мой взгляд, не «своего рода» суицид, а самый настоящий суицид. Программа самоубийства.

Которая с самого начала заложена в проект Украина.

Олег Денежка.

Дмитрий Майдан


5340

Новости партнеров