«Призраки войны», или пропавшие в Донбассе

«Призраки войны», или пропавшие в Донбассе

Харьков, 9 декабря. 

Согласно официальной статистике, количество людей, исчезнувших в Донбассе, исчисляется десятками тысяч. И несмотря на то, что официально правоохранительные органы принимают заявления об исчезновениях, по сути людям приходится либо просто ждать вестей от своих близких и родных, или начинать розыски самим. Вместе с тем злоумышленники всех мастей уже активно наживаются на войне и человеческом горе.

 Надежда Петровна более 50 лет прожила в Енакиево, работала нянечкой в детском саду. Еще в мае ее сын Федор, закончивший Харьковский институт физкультуры, настоял на том, чтобы она переехала жить к нему. Тогда пожилой женщине казалось, что это просто поездка в гости, на месяц, максимум на два-три.

«Приехала к сыну и внукам с двумя чемоданами — летние вещи, легкая куртка, босоножки, лекарства, халат и тапочки. Старалась не читать интернет и не смотреть телевизор, гуляла с внуками, даже съездила с ними на море. И вот, в октябре, когда уже стало всерьез холодать, решила ехать домой. Федя мне запретил даже думать об этом — вокруг идут боевые действия, рвутся снаряды, блокпосты. Сама не понимаю, зачем стала говорить про вещи, которые теперь точно пропадут в нашем доме в Енакиево. Тогда казалось, что это самое важное — ведь жизнь сейчас такая тяжелая, откуда возьмутся деньги все это опять покупать? Я ведь всю жизнь и золото покупала, чтобы внукам оставить, и две шубы в шкафу для невестки. И вот Федя вместе с другом на машине решили поехать и забрать все ценное», — Надежда Петровна не сдерживает слезы.

Первые три-четыре дня Федор звонил домой каждый день, говорил, что нормально доехал, все собрал, и ждет затишья, чтобы ехать в Харьков. Потом звонки прекратились, первые пару дней семья не волновалась, все наслышаны про перебои с мобильной связью в зоне проведения спецоперации.

«Лиза, моя невестка, стала волноваться первой. Просто места себе не находила. Как-то даже сказала, что это из-за меня Феденька попал в беду. Но я и сама это понимаю», — говорит женщина.

Через две недели после исчезновения молодого человека на телефон его жены пришла смс, что он находится в плену, и для того, чтобы поговорить с ним, она должна срочно положить на указанный номер банковской карты 2000 гривен. Никому в этом не признаваясь, Елизавета положила деньги, после чего в следующей смс от нее потребовали 10 тысяч долларов в качестве выкупа ее мужа. Таких денег у молодой женщины конечно не было, и она была вынуждена признаться свекрови.

«Мы были в милиции, написали заявление, но от Феденьки все равно никаких вестей. Мы даже не знаем, жив ли он. Женская интуиция говорит мне, что жив, но мне очень страшно», — плачет Надежда Петровна.

Как сообщают харьковские СМИ, милиции удалось задержать преступную группу, в состав которой входили 24-летняя жительница Харьковской области и 30-летний житель Луганской области, ранее судимый за кражи, грабежи и хулиганство. Как передает сайт Главного управления МВД Украины в Днепропетровской области, мошенники сообщали гражданам, что их родственники находятся в плену в зоне спецоперации, или задержаны сотрудниками милиции и для освобождения нужно заплатить деньги. Следствие установило, что к данному преступлению, а также к еще более чем 40 другим случаям мошенничества причастны четыре человека.

«Мы с женой не можем обратиться в милицию с заявлением о пропаже нашего сына, потому что он воевал на стороне ополченцев. Ведь по нынешним украинским законам он террорист и значит сам по себе вне закона, и искать его не нужно», — говорит Алексей Николаевич, владелец небольшой обувной мастерской на Новых домах в Харькове.

По словам мужчины, его сын Илья учился в Донецком государственном университете и еще весной присоединился к акциям Русской весны. Связь с парнем пропала около месяца назад,  даже его друзья, которым звонили родители, не могут достоверно сказать, где сейчас Илья — в плену, убит, ранен, выехал в Россию.

«Жена очень просила, еще когда все только началось в Донецке, ехать туда и привезти сына домой. Но он взрослый человек, сделал свой выбор, отстаивал свои убеждения, был рядом с друзьями и единомышленниками. Но самое страшное даже не это, не неизвестность, а то, что с регулярностью раз в неделю нам звонят домой странные люди, не представляются, говорят, что они знают, где наш сын, и требуют деньги. Я выключил домашний телефон, чтобы жена этого не слышала, потихоньку забираю ее мобильный, когда ухожу из дома. Как они могут пытаться нажиться на таком страшном горе?», — говорит мужчина.

Если внимательно просмотреть газеты и сайты с рекламными объявлениями, можно обнаружить участившиеся предложения от якобы детективных агентств и частных лиц с предложениями о розыске пропавших именно в зоне так называемой «АТО».

«Я бы не рекомендовал никому обращаться по таким объявлениям. Большинство из них откровенные мошенники, которые ничем не отличаются от тех, кто просто требует деньги по смс. Конечно, в такие моменты родственники обычно готовы платить любые деньги и прибегать к любым средствам, чтобы спасти своего мужа, сына, брата. Но как специалист скажу, что это поможет вам не больше, чем услуги гадалки», — говорит известный харьковский адвокат Сергей Юров.

Евгений Паромный

Елизавета Будько


739

Новости партнеров