«Мне нечего есть – наверное, я умру». CNN – о том, как Украина теряет Донбасс

«Мне нечего есть – наверное, я умру». CNN – о том, как Украина теряет Донбасс

Донбасс, 21 ноября.

Журналисты CNN побывали в зоне боевых действий и пообщались с людьми, которые уже полгода засыпают и просыпаются под музыку «смертельного оркестра». «Харьков» приводит полный текст статьи, опубликованной на CNN.com 20 ноября.

Юрий Позниченко живет в Степановке, неподалеку от границы с Россией, всю свою жизнь. 67-летний Позниченко родился вскоре после того, как Красная армия освободила эту землю – и стратегически важную Саур-Могилу – от нацистов. Он все переживает стоически – это человек, который знает, что такое терпение и труд. Но события, которые происходят в последние несколько месяцев, заставили его по-настоящему горевать.

28 июля, в ходе боев между украинскими силами и ополченцами (CNN использует термин «пророссийские сепаратисты» — прим. ред.), снайпер нацгвардии застрелил его 36-летнего сына, который пытался спрятать в безопасное место свою машину.

«Они сказали, мол, подумали, что он сепаратист, — вытирая слезы, рассказывает Позниченко. – Позже извинились, солдат помог мне похоронить сына». О неадекватности этого «жеста» никто и не говорит.

В июне, когда мы были здесь в последний раз, Степановка была милой деревушкой, жители которой были заняты сельским хозяйством. Они были небогаты, но у них была работа и ели они досыта. Теперь, когда с востока подул горький ветер, большая часть поселения разрушена. Разбитый украинский танк стоит на дороге, электрические провода развеваются на ветру. Двадцать, если не больше, домовладений в руинах – в том числе и дом семьи Позниченко.

донецк

Он и его жена – единственные члены семьи, оставшиеся в Степановке. Им некуда ехать. У них нет ни электричества, ни хоть какой-либо пищи. Позниченко утверждает, что ДНР, под контролем которой находится Степановка, обещала все восстановить, но никаких следов интенсивной работы в этом направлении невидно. А через несколько недель температура здесь упадет до уровня серьезного мороза.

Степановка и ее окрестности буквально в развалинах, как и многие другие деревни на востоке Украины. На солнце отблескивают пули, мешки с песком валяются возле оставленных траншей, а остатки танков и другой тяжелой техники постепенно теряют свой былой цвет.

Некогда жилые дома ныне представляют собой груды обугленных кирпичей. На пустыре как-то нелепо выглядит камин, на петлях поскрипывают покосившиеся окна. Собаки предоставлены самим себе – они бегают по развалинам в поисках еды, но находят лишь мусор.

Прекращение огня, о котором договорились в начале сентября, замедлило военные действия на востоке Украины, и кое-где – лишь немного. Бесконечные перестрелки с использованием тяжелой артиллерии продолжаются в донецком аэропорту, который повстанцы так давно пытаются взять под свой контроль. Диспетчерскую вышку здесь обстреливали так часто, что непонятно, как вообще она еще стоит.

аэроп

Дальше к востоку, где расположены важные развязки и железнодорожный узел в Дебальцево, около 30 украинских добровольцев из столицы вглядываются в холодный туман. Они занимают ничтожный участок земли, которая все еще принадлежит Украине – он окружен с трех сторон.

Некоторые из этих людей находятся здесь по два-три месяца. По их словам, атакам они подвергаются каждый день. Но они держат позиции – солдатам удалось вырыть укрытия в земле, чтобы заодно хоть как-то спасаться от мороза. Ресурсов и поддержки, чтобы отразить серьезное наступление, у них нет.

В городке неподалеку люди ревут: «Молодежь ушла, мы остались совсем одни». «Обстреливают каждый день, причем с обеих сторон». А мужчина, который бродит между разрушенных домов, говорит: «Мне все равно, какой тут будет флаг. Я просто хочу мира».

73-летняя Галина перебралась в Дебальцево после того, как в ее деревне начались перестрелки. С собой она взяла лишь те вещи, которые ей было по силам довезти. Глядя на свои изношенные ботинки, она говорит, что артобстрелы довели ее до такого состояния, что, казалось, сердце вырвется из груди. Ей слишком страшно, она не может ни есть, ни спать.

Мир кажется недостижимым. Режим прекращения огня трещит по швам, а риторика выглядит все более враждебной. Премьер-министр Арсений Яценюк утверждает, что прямых переговоров не будет, а повстанцев он именует «московскими наемниками». Президент Украины Петр Порошенко приказал прекратить работу всех госслужб на «оккупированных» территориях. Речь идет в том числе о социальных выплатах и государственных зарплатах учителям и врачам.

Игорь Плотницкий, самопровозглашенный премьер-министр Луганска (в данный момент Плотницкий – глава ЛНР, избранный в ходе состоявшегося 2 ноября голосования – прим. ред.) – братской по отношению к ДНР республики – вызвал Порошенко на дуэль, «следуя примеру древних славянских военачальников и славных казацких атаманов».

В бывшем цирке Донецка волонтерская организация раздает продукты питания для самой малообеспеченной части населения. Для получения помощи необходимо зарегистрироваться. Волонтеры стоят под постерами с изображениями воздушных гимнастов и львов, но они могут находиться здесь лишь раз в две недели.

Большинство людей – пожилые. Есть несколько одиноких матерей с беспокойными глазами и изможденными лицами. Гуманитарная помощь, которую привезли из-за пределов ДНР, организована магнатом Ринатом Ахметовым – некогда самым могущественным человеком в Донбассе. Сейчас он в Киеве, он не поддерживает сепаратистов, а выступает за объединенную Украину.

гуманитарный коридор

Длиннющие очереди возле автовокзала – люди пытаются уехать из Донецка. Многие пытаются зарегистрироваться в государственных органах, чтобы иметь возможность получить пенсионные выплаты, каждые несколько недель им приходится проделывать опасную дорогу. Большинство не может жить нигде больше.

В городе не осталось банков, которые были бы открыты, здесь нет работающих банкоматов. Районы, вроде Киевского, подверглись настолько сильным артобстрелам, что по последствиям это напоминает Грозный периода войны в Чечне в середине 90-х. В бомбоубежищах, где многие проводят ночи, вспыхивают кожные болезни, особенно страдают дети.

ДНР обещает собственную систему выплат, но административные возможности руководителей республики выглядят удручающими. Их явно недостаточно, чтобы управлять территорией, по площади похожей на Коннектикут. Зато здесь есть сувенирные кружки, а еще ДНР, что символично, принял другой часовой пояс – не совпадающим с Киевом.

В Донбассе настроены по-настоящему враждебно по отношению к Киеву. Нацгвардию ненавидят. Люди обвиняют армию в беспорядочных артобстрелах. Отмена соцвыплат, зарплат на пороге зимы многих довела до отчаяния. И в то же время люди жалуются на то, что ДНР неспособна им помочь, на недостаток организации. Небольшие протесты прошли в Торезе, это неподалеку от места, где в июле рухнул сбитый «Боинг».

В то время как разрыв с Украиной выглядит все более безобразным, обычные жители Донбасса думают о том, как выжить. О том, как спастись без средств к существованию и как избежать насилия, разрывающего их жизни в последние девять месяцев.

Хрупкая сутулая женщина 83 лет стоит перед последним работающим банком Донецка – молоток уже работает. Завтра здесь будут только закрытые ставни.

«У меня нет денег. Наверное, я умру, потому что мне нечего есть», — говорит она.

Евгений Мищенко (по материалам CNN)

Ольга Бузыка


6430

Новости партнеров